В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава

Рассказывая, Мартин глядит Берни Фицгиббону прямо в лицо. Они вчетвером – Мартин, Фицгиббон, Гольдберг и Крамер – находятся у Фицгиббона в кабинете. Фицгиббон, как и положено начальнику Отдела небезопасных злодеяний в Окружной прокуратуре, – крепкий, атлетичный ирландец смуглого подвида, с квадратным подбородком, густыми темными волосами и темными очами. Он много и с готовностью улыбается, но В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава его ухмылка – не средство расположить к для себя собеседника, а уверенная усмешка атлета. И на данный момент рассказу Мартина с этими его дурацкими, доверчивыми подробностями, Фицгиббон, естественно, улыбается, просто так как Мартин принадлежит к другой, особой разновидности смелых малеханьких ирландцев, которую он больше всего осознает и В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава ценит. Их в комнате два ирландца, Мартин и Фицгиббон, и два еврея, Гольдберг и он, но по сути они тут, можно считать, все четыре ирландцы. Я-то еще пока еврей, задумывается Крамер, но только не в этих стенках. Полицейские все преобразуются в ирландцев, и евреи вроде Гольдберга, и итальянцы В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, и латиноамериканцы, и негры. Да, даже негры; никто не осознает душу участковых комиссаров, которые, обычно, – темнокожие, так как у их под черной кожей скрывается ирландская сущность. То же самое относится к ассистентам окружных прокуроров в отделах особо небезопасных злодеяний. Если ты работаешь там, ты – ирландец. В целом посреди населения Нью-Йорка количество В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава ирландцев становится меньше. Еще 20 годов назад они доминировали в политической жизни Бронкса, Куинса, Бруклина и значимой части Манхэттена – сейчас под их воздействием остался только маленький район Вест-Сайда, где в водах Гудзона сгнивают заброшенные пристани и затоны. Все известные Крамеру ирландцы, работающие в милиции Бронкса, и Мартин в том В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава числе, живут на Лонг-Айленде либо где-нибудь в Доббс-Ферри и оттуда ездят на работу в город. Берни Фицгиббон и Джимми Коуфи – последние динозавры. Сейчас в правоохранительной службе Бронкса пошли в ход итальянцы и евреи. Но все равно на Окружном полицейском управлении и на Отделе В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава особо небезопасных злодеяний лежит – и наверняка будет лежать до скончания века – ирландская печать. Там все немного сдвинутые на ирландской хладнокровной отваге. Зовут сами себя «ослами», это обыденное прозвище ирландцев – «ослы». Они им даже гордятся, в то же время вроде бы признавая свои беспомощности. Так как понятно: ирландская отвага – это отвага не В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава льва, а ишака. В милиции либо в Отделе особо небезопасных злодеяний пусть ты и залез в бутылку, все равно ни шагу вспять! Стоишь намертво. Этим-то и жутки даже самые мелкотравчатые, самые жалкие из их породы. Заняв позицию, они готовы за нее драться. И кто желает с ними В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава поспорить, обязан тоже ввязаться в стычку. А на бедной нашей планетке мало людей, которым охота драться. Другая сторона этого же свойства – верность. Если один попал в переделку, товарищи от него не отвернутся. Ну, может, оно и не совершенно так, но нужен полный облом, чтоб ирландцы кинулись выручать свою шкуру В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава. Посреди полицейских это железно, и прокурорские ассистенты из Отдела особо небезопасных злодеяний пользуются таковой же репутацией. Верность – вещь надежная. А ирландская верность – гора, монолит. Ослиный кодекс чести. Евреи, итальянцы, негры и пуэрториканцы его перенимают, усваивают и тоже преобразуются в стопроцентных «ослов». И еще ирландцы любят потчевать друг дружку россказнями о В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава собственных боевых подвигах, так что на данный момент, когда «осел» Мартин ведает, а «осел» Фицгиббон и «осел» Гольдберг развесили уши, не хватает только выпивки для полноты картины. Чтоб напиться до сентиментальности, либо до злостного бешенства. Нет, возражает сам для себя Крамер. Им и выпивки не надо. Они и В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава без того пьяны от самодовольства – вот, дескать, мы какие, к полной мамы, отчаянные молодцы.

– Я поспрашивал 1-го из этих юношей, швейцаров, – продолжает Мартин, – пока мы там торчали. Так как эта гнида Мак-Кой принудил нас прождать понизу пятнадцать минут. Итак вот, у их там на каждом этаже по две кнопки, одна В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава – вызов лифта, другая – такси. Ты нажимаешь, и чертов ихний швейцар выскакивает на улицу, машет и свистит. Ну, в конце концов мы все-же дождались, вошли в лифт, и здесь я спохватился, что не знаю, на каком этаже он живет, Мак-Кой этот. Выглянул из лифта, говорю швейцару: «На какой В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава этаж нам подняться?». А он отвечает: «Мы вас поднимем». Представляете? Мы вас поднимем. В кабине можешь перебрать все кнопки, и толку – чуток. Чтоб лифт поехал, швейцар должен надавить кнопку у себя на пульте. Пусть ты даже там живешь и хочешь заглянуть в гости к другу, ты В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава не можешь просто так зайти в лифт и подняться на его этаж. Не то чтоб там, естественно, такая публика жила, которая друг к другу в гости наведывается за ради потрепаться. Словом, Мак-Кой этот живет на десятом этаже. Поднимаемся, дверцы раскрываются, и мы в таковой маленький комнатке. Не на площадке, не В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава на лестнице, а в комнатке. И из нее только одна дверь. У их на этаж лифт поднимает, блин, прямо в ихнюю квартиру.

– Тебя, Марти, смолоду ограждали от грубых реалий жизни, – гласит Берни Фицгиббон.

– Не много ограждали, блин, я так считаю, – отвечает Мартин. – Позвонили мы. Открывает горничная в форме, пуэрториканка В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава либо южноамериканка, вроде того. А у их, как входишь в холл, – здесь для тебя и мрамор, и древесные панели на стенках, и такая лестница идет на верхний этаж, ну прямо, блин, как в кино. Потоптались мы на мраморном полу, покуда государь не решил, что, пожалуй, с нас достаточно, и сходит В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава он по лестнице вниз, так нерасторопно, подбородок собственный стопроцентный задрал прямо к потолку, вот ей-богу. Ты увидел, Дейви?

– Точно, – подтвердил Гольдберг и хмыкнул.

– Каковой он из себя? – спрашивает Фицгиббон.

– Рослый, в сероватом костюмчике и подбородок наверх – обычный Уолл-стрит. Вообщем достаточно прекрасный мужчина. Лет сорока.

– Как он реагировал В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава на ваше возникновение?

– Поначалу отнесся очень сдержанно. Пригласил пройти к для себя в эту… в библиотеку, по-моему, это библиотека у их, маленькое такое помещение, но вы бы лицезрели, какая там хреновина у потолка идет по всем стенкам! – он обширно взмахивает рукою. – Люди, блин, вырезаны по В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава дереву, вроде бы прохожие на улице, а на заднем плане – магазины и всякая лабуда. Чудеса, ну и только! Сели мы чин чином, и я ему объясняю, что, дескать, это – положенная в таких случаях проверка машин данной марки с определенными номерами и т.д., а он гласит – да, он что-то такое В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава слышал по телеку, и да, у него есть «мерседес» и номер начинается с R, нужно же, какое совпадение! Представляете, блин, я уже сижу думаю: вычеркиваем еще одну фамилию из ихнего вшивого перечня, что нам выдали в прокуратуре. И все дела. Другими словами уж вот на кого в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава жизни не подумаешь, что он мог ехать на машине ночкой по Брукнеровскому бульвару в Бронксе. Я, можно сказать, уже практически извиняюсь, блин, перед ним, что, дескать, отняли у него драгоценное время, чтобы ему. Ну, и прошу позволения посмотреть на машину. А он: «Когда?» «Да прямо сейчас», – говорю. И все. И больше ничего В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава. Если б он ответил: «Она в ремонтной мастерской», либо: «Жена на ней уехала», либо еще там чего-нибудть в таком духе, я бы небось в другой раз и не приехал ее осматривать, так это, блин, смотрелось неописуемо. Но у него вдруг делается такое лицо, губки дрожат, и он В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава начинает что-то плести, что, дескать, он не знает… как в таких случаях полагается… Но главное – выражение лица. Я смотрю на Дейви, Дейви глядит на меня, и мы с ним оба лицезреем одну картину. Правильно, Дейви?

– Точно. Он вдруг раскисает прямо на очах.

– Картина знакомая, с некими так бывает В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, – продолжает Мартин. – Ему вся эта история против шерсти. Он мужчина вообще-то хороший. Малость задается. Но так – ничего мужчина, я думаю. Супруга у него. Ребенок. Квартира эта неимоверная. Ему такие передряги не под силу. Слаб в коленках, чтоб вступать в конфликт с законом. Всякий человек, кто бы ты В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава ни был, а когда-нибудь да вступишь в конфликт с законом, и есть люди, которым это ничего, а есть такие, что не выдерживают.

– Он не выдержал, что ты на его письменный стол сел, – смеясь, уточняет Гольдберг.

– На его стол? – опешил Фицгиббон.

– А, да, – вспоминает Мартин с улыбкой. – Я вижу В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, человек начал скисать, ну и говорю для себя: «А я ведь еще не прочитал ему права, хрен дери, нужно поправить упущение». Ну, и так это как бы походя говорю, что мы, мол, очень ценим его сотрудничество, но что он, если не желает, имеет право вообщем не отвечать и может В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава прибегнуть к услугам адвоката, и т.д., и тому схожее. А сам думаю, вроде бы понатуральнее произнести: «Если у вас нет средств на адвоката, правительство предоставит вам юридическую помощь бесплатно». Это при том, блин, что у него один этот резной бордюр у потолка стоит больше, чем юрист из В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава Бюро бесплатной юридической помощи получает за год. Решил, что самое верное старенькое средство – пойти на сближение, он посиживает за столом, а я подошел, встал прямо над ним и смотрю сверху вниз – дескать, неуж-то ты откажешься отвечать из-за таковой малости, как предуведомление о правах?

– Марти не просто над В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава ним стоял, – смеется Гольдберг. – Он сел перед его носом прямо на стол.

– А он что? – спрашивает Фицгиббон.

– Поначалу – ничего, – отвечает Мартин. – Но чует, что что-то не так. Не станут же для тебя просто для хохота, от не хрена делать, зачитывать права. Приметно, что растерялся, глаза на лоб. Плетет невесть что В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава со ужасной силой. В конце концов встал и гласит, дескать, я должен посоветоваться с адвокатом. Весь хохот в том, что человек скис, когда захотели оглядеть машину, а позже мы ее облазили: чистехонька.

– Как вы ее отыскали?

– Ну, это пара пустяков. Он упомянул, что держит ее в гараже В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава. Я и прикинул, если у человека столько монеты, как у него, у заразы, он будет держать свою машину где удобнее – вблизи от дома. Вот я и спросил у швейцара, где у их там ближний гараж. И все дела. Даже не именовал фамилии этого Мак-Коя.

– И что все-таки в гараже В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, просто так взяли и проявили его машину?

– Ну да. Я предъявил служителю свою бляху, а Дейви стоял с другой стороны и смотрел зверьком. Злобный еврей, вы же понимаете, это пострашнее, чем злобный ирландец.

Гольдберг осклабился. Он расценил это как большой комплимент.

– Служитель гласит: «Которая машина вас интересует?» Оказывается, у их В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава там стоят две, «мерседес» и универсал «меркурий», а берут они 410 баксов за месяц за одну машину, там так стенке написано. Восемьсот 20 зеленоватых каждый месяц за обе. На двести дороже, хрен дери, чем я плачу за весь собственный дом в Дикс-Хиллзе.

– И служитель показал вам ту В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава машину?

– Служитель растолковал, где она стоит, – и пожалуйста, идите осматривайте, – гласит Гольдберг. – По-моему, он этого Мак-Коя не в особенности любит.

– Во всяком случае, особо о нем душой не хворает, – кивает Мартин. – Я спросил, брали ли из гаража эту машину в прошедший вторник вечерком, и он сходу: да В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, естественно, он отлично помнит, Мак-Кой взял ее в 6 и возвратил около 10, и вид у него был встрепанный.

– Отлично иметь таких работников, – добавляет Гольдберг.

– Один он был? – спрашивает Фицгиббон.

– По его словам, да, – отвечает Мартин.

– Короче, вы считаете, что это – он?

– Он.

– Хорошо, – гласит Фицгиббон. – Что далее? Как будем В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава заводить дело?

– Зацепка уже есть. Мы знаем, что в тот вечер он брал машину и куда-то на ней ездил.

– Дайте нам этого Мак-Коя еще минут на 20, – гласит Гольдберг, – и будет вам все дело на тарелочке. Он же начал колоться при первом разговоре.

– Особо на это не полагайтесь, – гласит В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава Фицгиббон. – Но испытать можно. Вообще-то у нас ни хрена нет. Нет очевидцев. На пострадавшего рассчитывать не приходится. Непонятно даже место происшествия. Не много того, поначалу, когда юноша явился ночкой в клинику, о том, что его сбила машина, вообщем речи не было.

Здесь Крамера озарило, и он оказал В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава:

– А может, он уже тогда был в отключке? – То, что не так давно еще смотрелось обычной беспросветной бодягой, вдруг залучилось голубыми надеждами. – Мы же знаем, что он очень прочно получил по голове.

– Может-то может, – ответил Фицгиббон, – но мне от этого не легче. Материала, чтоб завести дело, нет. А Эйб, говорю вам В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, желает, чтоб мы предприняли решительные деяния. Его эта демонстрация вчерашняя расстроила. «Правосудие Вейсса – белоснежное правосудие». Во всех газетах было написано, и по телевидению демонстрировали.

– Херня, а не демонстрация, – гласит Гольдберг. – Мы там были. Две дюжины пикетчиков, практически все – старенькые знакомые, эта Рива, как ее? со своими В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава гомосеками, другие – прохожие зеваки.

– Подите втолкуйте это Эйбу. Он тоже, как и все, смотрел телек.

– А понимаете, – вдумчиво произносит Крамер, – мне кажется, этого парня, Мак-Коя, можно бы испытать выкурить.

– Выкурить?

– Ну да. Я на данный момент просто думаю вслух, но… если, может быть, выйти с этим в прессу…

– В В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава прессу? – кривится Фицгиббон. – Ты что, шутишь? С чем? Мужчина начинает волноваться, когда к нему на квартиру заявляются двое полицейских, и он воспользовался собственной машиной в тот вечер, когда был сбит пострадавший? Знаешь, что из этого следует? Ровненьким счетом ничего.

– Я же произнес, я просто думаю вслух.

– То-то В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава и оно. Сделай мне одолжение, не думай вслух при Эйбе, а то он может решить, что ты это серьезно.

* * *

Рид-стрит – это одна из старенькых улочек в центре, по соседству с Ратушей и трибуналом. Она достаточно узенькая, и строения, теснящие ее по обе стороны: конторы и мануфактурные склады с металлическими колоннами и В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава козырьками, повергают ее в траурный полумрак даже в таковой денек, как сейчас, когда забавно светит вешнее солнце. Правда, старенькые дома в этом районе, в треугольнике к югу от Кэнел-стрит, равномерно, исподволь перестраиваются под современные кабинеты и под квартиры, но сажа очень глубоко въелась в стенки.

Шерман Мак-Кой В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава шел по кафельному коридору 4-ого этажа в одном из этих старенькых металлических строений. Он увидел пластиковую табличку на двери: «Дершкин, Беллавита, Фишбейн и Шлоссель», толкнул и очутился в крохотной, ярко освещенной приемной со стеклянной перегородкой, за которой посиживала смуглая латиноамериканская дама. Шерман назвался и растолковал, что ему нужен мистер В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава Киллиан. Дама нажала звонок. Открылась стеклянная дверь, за ней оказалось другое помещение, просторное, с белоснежными стенками и залитое еще больше броским, совершенно уж нестерпимым светом. Он лупил с потолка, и Шерман поневоле понурил голову. Под ногами лежал оранжевый фабричный ковер без ворса. Щурясь от тысячеваттного сияния В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, Шерман увидел диванчик с белоснежными пластмассовыми боковинами и кремовым целлофановым сидением. Сел и сразу съехал на самый край – сидение оказалось покатым, хочешь не хочешь пришлось откинуться лопатками на спинку. Шерман неуверенно огляделся. У стенки напротив стоит очередной таковой же диванчик, на нем посиживают двое парней и дама. Один мужик В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава в сине-белом тренировочном костюмчике с ярко-синей кожаной грудью. Другой – в чем либо вроде шинели из бурой зернистой кожи, должно быть – слоновьей, с великанскими широченными плечами. А на даме темный пиджак, тоже кожаный и широкий, темные кожаные штаны и темные пиратские сапоги с отворотами под коленками. Все трое посиживают и В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава щурятся. И так же как Шерман, то и дело съезжают на край покатого дивана, а позже, шурша и скрипя кожей, отодвигаются назад. «Кожаная» мода. Похожи втроем на 1-го слона, которого допекают мухи.

Из внутреннего коридора появился худенький и длиннющий лысый мужик с растрепанными бровями, в рубашке, при галстуке, но без В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава пиджака и с пистолетом в кобуре слева у пояса. Он мимолетно улыбнулся Шерману, как доктор, который спешит пройти минуя ожидающих пациентов. И опять скрылся за дверцей.

Из коридора донеслись голоса, мужской и дамский. И вошли мужик и дама, он шел и подталкивал ее впереди себя. А она семенила ногами В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава и озиралась на него. Мужик высочайший, крепкий, лет под 40. На нем двубортный голубий костюмчик в крупную голубую клеточку и полосатая рубаха с белоснежным крахмальным воротничком.

Похож на шулера, пошевелил мозгами Шерман. А лицо узенькое, даже можно бы сказать, тонкое, если б не очевидно перебитый нос. Дама же В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава достаточно юная, не старше 20 5, грудастая, губки ярко намазаны, волосы космами во все стороны, густо наштукатуренная физиономия, шейка торчит из широкого круглого ворота. Одета в темный свитер, всунута в узенькие темные джинсы и ковыляет в темных туфельках на больших каблуках-шпильках. Поначалу они спорят полушепотом. Но ее глас начинает звучать все В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава громче, а его, соответственно, все тише. Традиционный вариант: мужик желает оставаться в рамках негромкого приватного разговора, а дама решает пустить в ход один из собственных козырей, а конкретно принародную сцену. У нее их два: принародная сцена и слезы. На данный момент она закатывает сцену. Ее глас звучит все пронзительнее и В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава пронзительнее, и в конце концов мужик тоже перестает сдерживаться.

– Но вы должны, – настаивает на кое-чем дама.

– Ничего я не должен, Айрин.

– Что все-таки мне делать, идти за решетку?

– Что для тебя делать? Платить по счетам, как все люди, – отвечает мужик. – Ты уже и так меня обставила В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава на одну вторую гонорара. И сейчас еще просишь, чтоб я делал такие вещи, за которые могут лишить права адвокатской практики.

– Вам наплевать.

– Это не правда, Айрин. Просто я больше ничего тебе сделать не могу. Ты не оплачиваешь счета. И не смотри на меня так. Я для тебя больше не В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава советчик.

– Но вы должны. Что, если меня опять арестуют?

– Было надо ранее об этом мыслить, Айрин. Что я произнес для тебя, когда ты 1-ый раз сюда явилась? Помнишь? Я произнес для тебя две вещи. «Айрин, – я произнес, – я не собираюсь быть твоим другом. Я собираюсь стать твоим адвокатом В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава. Но я сделаю тебе больше, чем все твои друзья». И еще я произнес: «Айрин, а знаешь, ради чего я это сделаю? Ради денег». И я произнес: «Помни эти две вещи, Айрин». Правильно ведь? Гласил я для тебя это?

– Но не могу же я опять идти в кутузку! – Она потупила В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава густо накрашенные глаза. Свесила голову. У нее задрожала нижняя губа, затряслись всклокоченные волосы, задергались плечи.

Слезы.

– Бога ради, Айрин! Перестань.

Слезы.

– Ну отлично. Слушай… Я выясню, по какой статье тебя желают привлечь, и буду представлять тебя на подготовительном слушании. Да и только, имей в виду.

Слезы! Слезы лупят все, даже после В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава стольких 1000-летий. Дама кивает, как нашаливший ребенок. И идет через ослепительно освещенную приемную, виляя лоснящимся черным задом. Один из кожаных парней на диванчике напротив встречается с Шерманом очами и произносит улыбаясь, как мужик мужчине:

– Ой, карамба!

Тут, на чужой местности, Шерман ощущает себя обязанным ответить на ухмылку ухмылкой В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава. А «шулер» появился на пороге опять.

– Мистер Мак-Кой? Я Том Киллиан.

Шерман встает. Рукопожатие. Киллиан нажимает не очень прочно, Шерман вспоминает 2-ух сыщиков. И идет следом за Киллианом по внутреннему коридору. С потолка изливается слепящий свет.

Кабинет Киллиана маленький, модерный и мрачный. Без окон. Но зато нет этого ослепительного В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава освещения. Шерман посмотрел на потолок. Из 9 укрытых ламп семь или вывинчены, или перегорели и не изменены. Шерман произнес:

– Там таковой свет… – и покачал головою не договорив.

– Точно, – соглашается Киллиан. – Вот что выходит, если твоя баба – дизайнер. Мужчина, у которого мы арендуем помещение, привел сюда раз свою хахальницу, а В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава она отыскала, что тут темно. Ну, и добавила света, не поскупилась. Сдвинутая на кв. Ей здесь нужен стиль «Бискайский пляж», таковой творческий план.

Но Шерман после слов «твоя баба – дизайнер» больше уже ничего не слышит. Он всегда с мужской самоуверенностью задумывался, что ему, Властителю Вселенной, подчиненны любые стороны жизни. И В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава вот сейчас, как и многие добропорядочные америкосы до него, вдруг ощутил, что «любые стороны жизни» занятны только со стороны, из публики. Разве можно свои принципиальные личные решения доверять схожему субъекту в схожем антураже? А он-то позвонил в «Пирс-и-Пирс» и сказался нездоровым – ничтожная, убогая, маленькая ересь В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава! – ради того только, чтоб очутиться в этой грязной трущобе на деньке юридического мира!

Киллиан молчком указал ему на стул – модерный, из гнутых блестящих трубок, с ярко-красной обивкой, – и Шерман сел. Спинка очень низкая, комфортно не устроишься. 2-ой стул, на котором посиживает за столом Киллиан, кажется не лучше, Киллиан вздохнул В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава и закатил глаза.

– Вы слышали, я вел переговоры со собственной клиенткой мисс…

Он обозначил ладонями в воздухе выпуклые формы.

– Да.

– Вот вам обычное уголовное дело во всей красоте.

Выговор у Киллиана таковой нечеткий, некультурный, что Шерман поначалу поразмыслил было, что тот передразнивает свою клиентку. Но нет, это он сам В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, накрахмаленный модник, гласит на жаргоне нью-йоркских улиц, глотая согласные, искажая гласные. Вобщем, его слова все-же мало приободрили Шермана: означает, осознает, что Шерман незнаком с уголовными характерами, что он принадлежит к более высочайшим сферам.

– За что ее? – поинтересовался он.

– За наркотики. Кому еще по кармашку нанимать адвоката В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава на восемь недель кряду? – И без подготовки переменил тему: – Фредди выложил мне ваш случай. И в городских газетах я читал. Фредди – хороший малый, но очень высочайшего полета птица, чтоб читать желтоватую прессу. А я читаю. Так что давайте-ка рассказывайте поподробнее, что там у вас вышло.

Шерман начал запинаясь В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, но оказалось, как ни удивительно, что исповедоваться перед этим человеком, в этом помещении, совершенно не тяжело. Франтоватый уголовный юрист с перебитым носом и священник – оба люди из другого мира.

Он говорил, а пластмассовый селектор на столе то и дело издавал легкий писк, и латиноамериканский глас из приемной В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава произносил: «Мистер Киллиан… Вас мистер Сканнези по три ноль», либо: «Мистер Ротблатт по три один». А Киллиан отвечал: «Скажите, я позвоню», – и слушал далее. Но вот аппарат снова пискнул, и дама объявила: «Мистер Леонг по три ноль».

– Скажите, что я… Нет, хорошо, я отвечу. – Киллиан презрительно машет рукою, дескать, это все пустяки В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава по сопоставлению с нашим разговором, я только две секунды…

– О-ооо, привет, Ли! Как делишки?.. Ну? Ей-богу?.. А я, понимаете, не так давно читал про вас книжку… Ну, не лично про вас, вообщем про Леонгов… Стану я вам лгать. Мне что, ножика в спину захотелось?

Шермана В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава раздражает задержка. В то же время он прислушивается с почтением: у Киллиана, оказывается, клиент – китаец, наверное, по процессу о манипуляциях с голосами.

Но вот в конце концов Киллиан кончил разговор, положил трубку и обернулся к Шерману:

– Итак, вы отвезли машину в гараж, перемолвились парой слов со служителем и пешком возвратились В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава домой.

Этим он указывает, что вклинившийся разговор не сбил его с темы.

И Шерман продолжает свою повесть, прямо до возникновения в квартире детективов Мартина и Гольдберга.

Киллиан перегнулся к нему через стол и произнес:

– Ну, отлично. Сейчас запомните наперед одно: в предстоящем ваша задачка – держать язык за зубами. Сообразили меня В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава? От того, что вы станете с кем-то об этом говорить, хоть с кем, вам никакой полезности не будет. Единственно только снова начнут дергать, как те два агента.

– А что я был в состоянии сделать? Они уже вошли в дом. Им произнесли, что я наверху. Если б я В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава отказался от встречи, это был бы верный символ, что я что-то скрываю.

– Было надо сказать им: «Джентльмены, рад был познакомиться, вы проводите расследование, у меня в таких делах нет никакого опыта, потому обратитесь к моему адвокату, и всего лучшего, смотрите, когда будете выходить, чтоб вас не стукнуло дверью В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава».

– Но даже и это…

– По последней мере, было бы лучше, чем вышло. Согласны? По сути они бы пошевелили мозгами: «Ишь принципиальная птица, живет на Парк авеню и не имеет ни времени, ни охоты говорить с нашим братом. У него для таких дел наняты люди». От этого бы к вам В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава ужаснее, думаю, относиться не стали. Хорошо, наперед знайте. – Киллиан хмыкнул и потряс головой. – Нужно же каковой! Предуведомление о правах прочитал! Любопытно бы на него поглядеть… небось проживает, дурья башка, в халупе на две семьи где-нибудь в Массапикве, а расселся в квартире на Парк авеню и докладывает владельцу, что, если В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава у того нет средств на адвоката, власти предоставят ему защиту безвозмездно! И далее по тексту. Ха-ха.

С чего это он так веселится?

Шерман обиженно спросил:

– Ну и что это должно означать?

– А то, что они стараются набрать материал на уголовное обвинение.

– Какого рода?

– Какого рода материал В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава либо какого рода обвинение?

– Какого рода обвинение?

– Есть различные способности. Если Лэмб не помрет – тогда страшная халатность за рулем.

– А это не одно и то же, что неосмотрительное вождение машины?

– Не одно и то же. Это дело уголовно наказуемое. И серьезно наказуемое. Либо же, если им очень необходимо В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава проявить непримиримость, они могут трактовать это как нападение с небезопасным орудием, понимая под орудием автомашину. В случае же погибели Лэмба появляются снова же две способности: непредумышленное убийство – раз и убийство по криминальной халатности – два, хотя за всегда, что я работал в Окружной прокуратуре, обвинение в убийстве по криминальной халатности выдвигалось, только если В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава шофер был опьянен. Вприбавок ко всему этому у их есть еще отъезд с места происшествия и недонесение о происшествии. И то и это – уголовные деяния.

– Но раз тогда, когда был сбит пострадавший, за рулем машины посиживал не я, разве можно конкретно против меня выдвинуть все эти обвинения В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава?

– Минуточку, на данный момент мы дойдем ранее, но поначалу дайте я вам кое-что объясню. Очень может быть, что перечисленные обвинения вообщем ни против кого нельзя будет выдвинуть.

– Да? – Шерман сходу оживился при всем этом проблеске надежды.

– Вы ведь кропотливо произвели осмотр свою машину, правильно? Ни вмятин, ни крови В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, ни ткани, ни разбитого стекла? Так?

– Так.

– Совсем разумеется, что удар, приобретенный тем парнем, был несильный. В кабинете скорой помощи ему наложили повязку на руку и отпустили. Правильно?

– Правильно.

– В сути, вы вообщем даже не понимаете, сшибла ли ваша машина кого-нибудь.

– Ну, я все-же услышал некий звук В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава.

– Не достаточно ли что это могло быть. Вы что-то слышали. Но не лицезрели. Точно вы ничего не понимаете.

– Д-да… пожалуй.

– Сейчас осознаете, почему я желаю, чтоб вы ни с кем на данную тему не говорили?

– Да.

– Другими словами полностью ни с кем. Отлично? Так. Сейчас вот еще что. Может В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава быть, это не ваш автомобиль его сбил? Вам не приходило в голову? Вообщем был ли там автомобиль? Вам это непонятно. И им, полицейским, тоже непонятно. В газетах пишут что-то странноватое. Такое, казалось бы, шумное дело, а никто толком не знает, где конкретно этот непонятный наезд произошел В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава. Брукнеровский бульвар. Брукнеровский бульвар – 5 миль в длину! Очевидцев у их нет. Что парнишка произнес собственной мамы, так это – показания понаслышке. Вещь легкомысленная. Как смотрелся сидевший за рулем, они не знают. Даже если будет установлено, что удар нанесла конкретно ваша машина, все равно, автомобиль же не арестуешь. Кто-либо из В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава служителей гаража мог дать ее на вечерок племяннику собственной свояченицы, чтоб слетал на Фордхем-роуд поцеловать возлюбленную даму на сон будущий. Кто это может сказать? Вам тоже ничего не понятно. Не достаточно ли какие бывают изумительные случаи.

– А вдруг объявится 2-ой? Клянусь вам, там был еще 2-ой юноша, таковой В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава здоровый детина.

– Правильно. Это была засада. Они желали вас ограбить. Естественно, может, он и объявится, но похоже, у него есть предпосылки посиживать и не рыпаться. Судя по словам мамы, мальчуган ей тоже не гласил, что был с товарищем.

– Может быть, – с колебанием произнес Шерман. – Но мог и сказать. Добросовестное В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава слово, я начинаю мыслить, что мне нужно обогнать действия, взять инициативу в свои руки, явиться совместно с Марией – с миссис Раскин – в полицию и разъяснить, как в реальности было дело. Естественно, я плохо разбираюсь в законах, но, с людской точки зрения, я чувствую, что в той ситуации вел себя верно В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава, и она тоже.

– Ай-ай-ай! Ну вы, уолл-стритовские господа, и отчаянный люд! С разума сойти! – расхохотался Киллиан. Шерман глядит на него с недоумением. И Киллиан, как видно почувствовав его реакцию, сходу делается совсем суровым. – А вы представляете для себя, что произойдет в Окружной прокуратуре, если вы придете и В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава скажете: «Да, это была моя машина, и в ней посиживали я и моя милашка с Пятой авеню»? Да они вас сожрут. С потрохами.

– Почему?

– Так как это дело уже стало мячом в политической игре, а у их до сего времени никаких материалов нет. Преподобный Бэкон речи произносит, по телевидению В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава передают, «Сити лайт» улюлюкает. И все это оказывает давление на Эйба Вейсса, а ему скоро переизбираться. Я Вейсса знаю отлично. Для него реальный мир не существует – существует только то, что демонстрируют по телеку и пишут в газетах. Но я вам больше скажу. Они бы все равно в вас В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава вцепились мертвой цепкой, даже если б над ними не было такового надзора.

– Но почему же?

– А вы представляете для себя, чем вообщем занимаются служащие прокуратуры? Круглые день ведут судебное преследование людей по имени Тиффани Латур, либо Ле Барон Куртенэ, либо Мустафалла Шабазз, либо Камильо Родригес. Под конец доходишь уже В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава до того, что рад душу заложить, только бы выудить кого-нибудь мало-мальски примечательного. И если подвернулась такая парочка, как вы и ваша приятельница миссис Раскин, – это праздничек! – Он причмокивает. – Экстаз и упоение!

Киллиан гласит с чувством, должно быть вспоминая собственные людоедские триумфы.

– И что будет?

– Во В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 27 глава-1-х, вас арестуют, это всенепременно и, как я знаю Вейсса, с большой помпой. Даже если длительно продержать не сумеют, все равно наслаждение вы получите много ниже среднего. Сможете мне поверить.


v-silu-kritichnosti-mishleniya-shizoid-s-trudom-poddaetsya-vnusheniyam-a-p-egides-kak-nauchitsya-razbiratsya-v-lyudyah.html
v-sintez-belkov-na-ribosomah-vi-obrazovanie-glyukozi-iz-glikogena-pecheni.html
v-sisolskom-rajone-na-1-avgusta-2017-goda.html