В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава

Скоро помещение заполнилось. По массе пробегали шорохи. С боковой стороны от сцены открылась дверца. Собравшиеся вставали с сидений, вглядывались. Фэллоу тоже привстал.

Ага, вот она – да, кажется, это она и есть. Во главе процессии шла… Загадочная Брюнетка, она же Вдова Раскин. Стильная дама в черном шелковом костюмчике с большенными В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава плечами, в темной шелковой блузе и темной, похожей на феску шляпке с густой темной вуалью. На такое облачение, должно быть, пошли доходы не от 1-го билета в Мекку. С нею были еще человек 6. Двое – сыновья Раскина от первого брака, немолодые мужчины, любой из которых годился Марии Раскин в отцы В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. Дама лет сорока – ее Фэллоу опознал как дочь Раскина и его 2-ой супруги. Еще старушка – может быть, сестра Раскина, плюс еще две дамы и двое парней, схожую принадлежность которых Фэллоу разгадать не удалось. Они сели в первом ряду у гроба.

Фэллоу находился в другом конце помещения, напротив двери, откуда Мария Раскин В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава вошла и куда полностью могла пропасть в конце церемонии. Н-да, видно, будет нужно твердый репортерский напор. Любопытно, наняла ли Вдова Раскин на таковой случай телохранителей?

Некий высочайший, стройный щеголь взошел на сцену по ступенькам впереди и направился к подию. Одет в престижный траурный костюмчик: синяя пара с двубортным пиджаком В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, темный галстук, белоснежная рубаха и узконосые темные туфли. Фэллоу заглянул в программу. То был, видимо, Б. Монти Грисволд, директор музея «Метрополитен». Он выловил из нагрудного кармана узенькие очки для чтения, расправил впереди себя несколько листков бумаги, взглянул вниз, ввысь, снял свои очочки, помедлил и произнес довольно В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава-таки певуче:

– Мы собрались тут не потом, чтоб скорбеть по Артуру Раскину, а чтоб порадоваться тому, сколь полна… и щедра была его жизнь.

Фэллоу от такового чисто южноамериканского слюнявого жизнелюбия передернуло. Эти янки не способны даже в последний путь человека проводить достойно. Сейчас все будут в одну дуду дудеть. Он уже ощущал В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, что воспоследует: глупый дурной пафос, сентиментальность полными пригоршнями. Да, британцу – хоть беги спасайся в лоне родной англиканской церкви, где погибель и все главные этапы жизни рассматриваются с позиции высочайшей и божественной, как нечто непредотвратимое и преисполненное восхитительно формализованной значительности.

Все посвященные Раскину надгробные речи были сплошь ахинея и безвкусица В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, как, вобщем, Фэллоу и ждал. Первым гласил член Сената Соединенных Штатов от Нью-Йорка Сидни Гринспан, чей выговор был необыкновенно вульгарным даже по меркам сша. Он напирал на щедрость Раскина по отношению к еврейскому движению, но прозвучало это безуспешно, ибо, как что раскрылось, финансовое могущество покойного зиждилось В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава на транспортировке мусульман в Мекку. После сенатора гласил один из приятелей Раскина, Реймонд Радош. Он начал достаточно плавненько с смешного рассказа о том периоде, когда они оба были на грани банкротства, но потом ударился в не совершенно уместное восхваление их основной компании, акционерного общества «Рейарт», в каком дух Арти (он В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава называл Раскина Арти), дух Арти будет живой до того времени, пока акции имеют хождение и долговые обязательства обратимы. Потом джазовый пианист по имени Мэнни Леерман («любимый пианист Артура») вышел сыграть попурри из «любимых песен Артура». Мэнни Леерман был рыжеволосым толстячком в голубовато-сером двубортном пиджаке, который он, усевшись за В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава фортепьяно, аккуратненько расстегнул, чтоб ворот пиджака не нависал хомутом над воротничком рубахи. Возлюбленными песнями Артура оказались «Сентябрьский дождь», «Дня не хватает (когда ты со мной)» и «Полет шмеля». Последнее произведение огненный коротышка исполнил бурно, но не идеально. Свое выступление он окончил, крутнувшись на табурете на 180 градусов, но позже все таки В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава спохватился, что он не на концерте и раскланиваться не нужно. До того как уйти со сцены, он опять застегнул двубортный пиджак на все пуговицы.

За ним вышел основной оратор, киноактер Хьюберт Бэрнли, который, по-видимому, решил, что требуется добавить красок, чтоб высветить человечность натуры Артура Раскина В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, величавого финансиста и головного паромщика на арабском Востоке. Он завяз в анекдоте, стержневой темой которого были трудности водоочистки при эксплуатации системы плавательных бассейнов в городе Палм-Спрингс, штат Калифорния. Этот покинул сцену, прикладывая платок к уголкам глаз.

Последним в программке значился кантор Мирон Браносковиц из синагоги «Шломохом», что в Куинсе В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. Сильным и незапятнанным тенором этот большой, кг под 100 30, юный мужик запел на иврите. Его библейский плач становился громче и громче. Сетования лились бесконечным и неудержимым потоком. Глас вибрировал и плакал. Если был выбор меж верхней тоникой и нижней, исполнитель каждый раз брал октавой выше, показывая спектр, как оперный певец В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава на концерте. Он пел с таким надрывом, с таковой слезой в голосе, что загнал бы в краску самого крикливого Канио из оперы «Паяцы». Сначала собравшимся очевидно понравилось. Потом, когда сила звука возросла, они встревожились. Позже их обхватило беспокойство; юноша стал раздуваться как лягушка. Все переглядывались, и каждый, наверняка, задумывался В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава: он что, спятил, что ли? А глас забирал все выше, выше, достигнул верхушки, чуть ли не сорвался на йодль альпийских горцев и, водопадом всхлипов устремившись вниз, вдруг смолк.

Панихида завершилась. Собравшиеся канителили – все, не считая Фэллоу. Он выскользнул в проход и, чуток пригибаясь, стал торопливо пробираться вперед. Он был в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава 10 либо 12-ти рядах от сцены, когда некий человек впереди него предпринял тот же маневр.

Это был мужик в сером костюмчике, фетровой шапке и черных очках. Только на миг перед Фэллоу мелькнул его профиль… подбородок… Это был Шерман Мак-Кой! Очевидно шапку и очки он надел специально, чтоб войти в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава похоронное бюро неузнанным. У первого ряда он резко свернул и пристроился сзади группы родственников покойного. Фэллоу сделал то же самое. Сейчас можно было лучше его разглядеть. Точно: Мак-Кой.

Люди уже шли к выходу, все перемешались, загомонили, давая выход энергии, накопившейся за 30 либо 40 минут неподвижности, которую приходилось вытерпеть В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава из почтения к какому-то богачу, при жизни ни особенных симпатий, ни теплых эмоций к для себя не вызывавшему. Служитель похоронной конторы держал боковую дверцу открытой для Вдовы Раскин. Мак-Кой шел по пятам за высочайшим мужиком, которого Фэллоу уже знал: это был Монти Грисволд, распорядитель церемонии. Выступавшие с В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава речами должны были присоединиться к родственникам за сценой. Мак-Кой и Фэллоу были всего только частью горестной толпы в синих костюмчиках и темных платьицах. Фэллоу скрестил на груди руки, чтоб упрятать латунные пуговицы собственного блейзера – вдруг их сверкание кому-нибудь покажется неприемлимым.

Заморочек не появилось. Служитель, поставленный при дверцах, смотрел В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава только за тем, чтоб ничто не мешало войти всем, кто захотит. За дверью была маленькая лестница, поднявшись по которой вошедшие попадали в помещение, схожее на маленькую квартиру. Все собрались в малеханькой приемной, увенчанной пышноватыми занавесями и гобеленами в золоченых древесных рамах в стиле Франции девятнадцатого века. Все В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава выражали свои сострадания вдове, которую было еле видно за стенкой голубых костюмов. Мак-Кой держался с боковой стороны, все еще в черных очках. И Фэллоу вблизи, у него за спиной.

Он слышал баритон Хьюберта Бэрнли, что-то бормочущего вдове – вне сомнения, самые подходящие к моменту глупости – и улыбающегося известной собственной В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава грустной, но очаровательной ухмылкой. А вот пришла очередь сенатора Гринспана, послышался его гнусавый глас, произносящий, возможно, подходящие слова напополам с неподходящими. Потом подошел Монти Грисволд (этот, конечно, все выскажет идеально), он что-то произнес, позже подождал, пока вдова похвалит его за то, как он совладал с ролью распорядителя. Монти Грисволд попрощался В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава с миссис Раскин, и – бац! – перед ней здесь же оказался Мак-Кой. Фэллоу стоял сходу за его спиною. Ему было видно даже лицо Марии Раскин за темной вуалью. Молода, красива на уникальность! Платьице подчеркивало ее грудь и обрисовывало низ животика. Она смотрела прямо на Мак-Коя. Мак-Кой В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава склонился к ее лицу так близко, что Фэллоу сначала помыслил, уж не собирается ли он ее поцеловать. Но он зашептал что-то. Вдова Раскин тихим голосом ответила. Фэллоу сунулся поближе. Чуть ли не прильнул к спине Мак-Коя.

Не разобрать никак… Отдельные слова разве что.

–…конкретно… принципиальные… оба… машина…

Машина В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. Услышав это слово, Фэллоу испытал чувство, ради которого журналист и живет на свете. Разум еще не успевает переварить то, что услышали уши, а нервная система уже лупит побудку. Материал! Статья! Чувство это появляется кое-где в спинном мозгу, но оно настолько же реально, как хоть какое В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава чувство, отмечаемое пятью органами эмоций. Материал!

Проклятье. Снова Мак-Кой бурчит неразборчиво. Фэллоу подался еще поближе.

–…тот, другой… на пандусе… внесло…

На пандусе! Внесло! Глас вдовы стал громче.

– Шууман! – Она именует его вроде как «Шууман». – Нельзя ли побеседовать об этом позднее?

Сейчас и Мак-Кой возвысил глас:

–…время, Мария!…там В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, со мной – ты мой единственный очевидец!

– Я не могу на данный момент вынудить себя об этом мыслить, Шууман. – Тот же сдавленный глас и в конце фразы застрявший в горле всхлип. – Как ты не понимаешь? Не видишь, где ты находишься? У меня супруг погиб, Шууман.

Она опустила глаза долу и начала содрогаться В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава в беззвучных рыданиях. Немедля рядом с нею вырос широкоплечий приземистый мужик. Это был Реймонд Радош, произносивший речь во время панихиды.

Опять всхлипы. Мак-Кой стремительно отошел и направился к выходу. Фэллоу дернулся было за ним, но круто развернулся. Сейчас материалом была Мария Раскин.

Радош так прочно В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава обымал вдову, что большие плечи ее траурного облачения поднялись горбом. Ее всю перекосило.

– Ничего, все в порядке, золотце, – гласил Радош. – Вы храбрая девченка, и я отлично понимаю ваши чувства, ведь мы с Арти настолько не мало вкупе испытали. Мы издавна, издавна вкупе, еще с того времени, когда вас, наверняка, к В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава тому же на свете не было. И вот что я вам скажу. Арти самому приглянулась бы панихида. Это я вам точно говорю. Ему бы понравилось все – и этот сенатор, и все другое.

Он подождал какого-либо хвалебного слова.

Вдова Раскин преодолела свое горе. По другому ей было не вырваться В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава из объятий пылкого скорбящего.

– И в особенности вы, Рей, – проговорила она. – Вы знали его лучше всех и поэтому смогли высказать все как следует. Я знаю: Арти там будет спокойнее после всего того, что вы произнесли.

– Ну уж, ну уж! Спасибо вам, естественно, Мария. Вы понимаете, когда я гласил, у В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава меня Арти прямо перед очами стоял. Мне не приходилось мыслить, что сказать. Все само выходило.

В конце концов он отошел, и Фэллоу выступил вперед. Вдова улыбнулась ему, правда малость растерянно, так как она не знала, кто он.

– Меня зовут Питер Фэллоу, – представился он. – Как вы, может быть, понимаете, я был с В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава вашим супругом, когда он погиб.

– А, да, – произнесла она, недоуменно на него смотря.

– Я только желал, чтоб вы знали, – продолжил Фэллоу, – что он не мучился. Он просто растерял сознание. Раз – и все… – Фэллоу кратко развел руками. – Я желал, чтоб вы знали, что все вероятное было изготовлено В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава – во всяком случае, мне так кажется. Я пробовал делать искусственное дыхание, и очень стремительно прибыла милиция. Я знаю, как мучительны такового рода сомнения, и я желал, чтоб вы знали. Мы как раз только-только волшебно пообедали и вели волшебную беседу. Последнее, что мне запомнилось, – это превосходный хохот вашего супруга. Без всякой утайки В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава должен вам сказать, что бывают кончины ужаснее; ваша утрата ужасна, но это не был страшный конец.

– Благодарю вас, – произнесла она. – Вы очень добры, отлично, что вы мне об этом поведали. Я так ругала себя за то, что была далековато, когда он…

– Что вы, не нужно, – произнес Фэллоу.

Вдова В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава Раскин подняла взор и улыбнулась. Фэллоу увидел сияние в ее очах и необыкновенный извив ее губ. Нужно же, способна облечь кокетством даже вдовью благодарность.

Не меняя тона, Фэллоу проговорил:

– Я случаем увидел, что с вами только-только гласил мистер Мак-Кой.

Улыбалась вдова, чуток приотворив губки. Сначала завяла ее В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава ухмылка. Потом сомкнулись губки.

– Вообще-то я и разговор ваш случаем подслушал, – произнес Фэллоу. Позже, смотря отрадно и миролюбиво, с шикарным английским выговором он произнес: – Я сообразил так, что во время того злополучного инцидента в Бронксе вы были с мистером Мак-Коем в его машине.

Глаза вдовы перевоплотился в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава пару пылающих угольков.

– И я возлагал надежды, что вы мне расскажете, что, фактически, тогда случилось.

Еще секунду Мария Раскин внимательно на него смотрела, потом через зубы процедила:

– Слушайте-ка, мистер… мистер…

– Фэллоу.

– Сволочь ты, вот кто. Это похороны моего супруга, и я не желаю тебя тут созидать. Ясно В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава? Убирайся вон.

Она оборотилась и пошла к кружку, где стоял Радош с какими-то еще голубыми костюмчиками и темными платьицами.

* * *

Выходя из похоронной конторы Гарольда А. Бернса, Фэллоу весь трепетал, распираемый только-только приобретенным познанием. Статья была у него уже не только лишь в голове, он чувствовал ее кожей, солнечным сплетением В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. Она пронизывала не только лишь каждый нерв в его теле, да и каждый его дендрит и аксон. Как он доберется до компьютера, статья сама потечет из-под пальцев – уже сформировавшаяся, готовая. Ему не придется средством всяческих экивоков, догадок и суждений намекать на то, что эта прекрасная, а сейчас В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава и баснословно богатая радостная юная вдова Мария Раскин – та Загадочная Брюнетка. Мак-Кой сам за него произнес это. «…там со мной – ты мой единственный очевидец!» Вдова Раскин поджала губки, но она ведь не стала опровергать этого. Не опровергала тогда и, когда величавый журналист… когда величавый Фэллоу… когда я… я… я В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава – ну конечно! Он напишет от первого лица. Еще одна эксклюзивная статья и опять от первого лица, как «СМЕРТЬ ПО-НЬЮ-ЙОРКСКИ». Я, Фэллоу, – господи, как он томится, желает к компу! Статья уже у него в мозгу, в сердечко, чуть не в чреслах.

Но он принудил себя тормознуть В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава в вестибюле и списать фамилии всех тех избранников судьбы, что оказались вблизи и пришли заверить свое уважение прелестной вдове кормчего кошерного парома в Мекку, даже не подозревая при всем этом, какая драма разворачивается прямо перед их похотливыми носами. Ничего, скоро выяснят. И все это я – я, Фэллоу.

На В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава тротуаре у выхода из вестибюля группками стояли все те же блистательные персонажи, в большинстве собственном пустившиеся вместе в дискуссии, – экзальтированно-улыбчивые, многословные; в Нью-Йорке люди без этого никак не могут, в особенности когда вышло нечто, послужившее доказательством высоты их публичного статуса. И похороны тут не исключение. Большой детина кантор В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, Мирон Браносковиц, гласил либо, точнее, внушал что-то некоему грозного вида государю постарше, чье имя Фэллоу только-только выписал из книжки гостей, – Джонатану Бухману, директору компании грампластинок «Коламбия рекордс». Кантор был до чрезвычайности воодушевлен. Его ладошки трепетали в воздухе. Бухман слушал, совсем парализованный певучим фонтаном недержания речи, который бесконечно В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава лупил и струился, струился и лупил ему прямо в физиономию.

– Нет заморочек! – восклицал, практически выкрикивал кантор. – Проще обычного! Я уже записал кассеты! Я могу все, что делал Карузо! Завтра же вам их пришлю! У вас есть визитная карточка?

Последнее, что Питер Фэллоу следил перед уходом, это как Бухман В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава выуживает из специального, крокодиловой кожи, элегантного футлярчика карточку, а кантор Браносковиц этим же экзальтированным тенором приговаривает:

– И Марио Ланца тоже! Я записал весь репертуар Марио Ланца! Я пришлю вам, пришлю!

– Я, фактически…

– Нет заморочек!

29
Рандеву

На последующее утро Крамер, Берни Фицгиббон и двое следователей, Мартин и Гольдберг, посиживали в кабинете Эйба Вейсса В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. Он собрал нечто вроде коллегии. Вейсс посиживал во главе широкого орехового стола заседаний. Фицгиббон и Гольдберг слева, Крамер и Мартин справа. Дискуссировался вопрос, как подать большенному жюри дело Шермана Мак-Коя. Доклад, который делал Мартин, Вейссу не нравился. Крамеру тоже. Временами Крамер кидал взор на Берни Фицгиббона. Лицезрел он В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава только маску темной ирландской бесстрастности, но она вроде бы радировала на маленьких волнах: «Вот! Гласил я вам».

– Минуточку, – перебил Вейсс. Он обращался к Мартину. – Растолкуйте еще разок, где вы откопали тех 2-ух типов.

– Подметали крэкеров, – произнес Мартин.

– Подметали крэкеров? – опешил Вейсс. – Что это, к дьяволу, означает – подметать крэкеров?

– Подметать В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава крэкеров – ну, это то, чем мы сейчас всегда увлечены. Отойдите на несколько кварталов и увидите там столько продавцов крэка, что это уже не улица, а некий блошиный рынок. Многие строения стоят пустые, а из других, где еще живут, люди страшатся за дверь выходить, так как на улице нет никого, не В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава считая тех, кто реализует крэк, кто покупает крэк и кто курит крэк. Ну, мы их и подметаем. Подъезжаем и забираем все, что шевелится.

– И чего-нибудть выходит?

– Естественно. Парочка таких рейдов, и они перебрасываются в другой квартал. До того дошло, что чуть наш фургон показывается из-за угла, как В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава они изо всех щелей разбегаются. Это как когда сносят дом: не успеют строители динамит рвануть – глядь, по улице крысы побежали. Нужно бы, чтобы кто-либо разок с собой кинокамеру захватил. Прямо толпы, к хренам собачьим, по улицам бегут.

– О'кей, – произнес Вейсс. – Стало быть, эти двое мужчин В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, которых вы подцепили, знают Роланда Обэрна?

– Ага. Они там все знают Роланда.

– О'кей. И что все-таки – то, что вы нам рассказываете, Роланд лично им гласил либо они это кое-где слышали?

– Нет, это у их слух таковой прогуливается.

– В кругах крэкеров Бронкса, – уточнил Вейсс.

– Да, можно В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава сказать и так.

– О'кей, далее.

– В общем, молвят, что парня этого, Генри Лэмба, Роланд повстречал случаем, когда тот шел в заведение «Жареные цыплята по-техасски» и увязался за ним. Роланд обожал над этим мальчуганом издеваться. Лэмба они меж собой считают паинькой, маменькиным сынком, который не прогуливается «тусоваться». Не слоняется В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава по улицам, не участвует в ихних делах. Прогуливается в школу, прогуливается в церковь, желает поступить в институт, в переделки не попадает – словом, для тех кварталов чужой. Его мама накапливает средства на покупку домика в Спрингфилд-Гарденс, а по другому бы они вообщем там жить не стали.

– Но это В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава вы не от тех двоих узнали?

– Нет, это мы узнали еще до того.

– Давайте все-же поближе к тем двум черномазым и к тому, что молвят они.

– Я просто желал вам задний план, что ли, описать.

– Отлично. Сейчас давайте фронтальный.

– Хорошо. Короче, Роланд идет по Брукнеровскому бульвару с Лэмбом. Они В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава проходят мимо пандуса у Хантс-Пойнт авеню, Роланду на глаза попадается некий хлам на мостовой – покрышки, баки мусорные либо еще что, и он осознает: кто-то тут побывал, машины останавливал. Ну, он и гласит Лэмбу: «Секи, я для тебя ща покажу, как обнести машину». Лэмб отнекивается, и Роланд гласит: «Да я В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава ничего такового не буду, только покажу для тебя, как это делается. Не боись». Он к парню нарочно цепляется – мол, маменькин сынок и тому схожее. Ну, мальчуган вышел с ним на пандус и не успел обернуться, как Роланд уже кинул покрышку, либо бак, либо еще там что на В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава пути машины, этого сногсшибательного «мерседеса», а там как раз и ехал Мак-Кой с некий бабой. Этот охламон хренов – в смысле Лэмб – стоит и глядит. От такового расклада у него уже полные брюки, да и удирать жутко – из-за Роланда, который все это только и затеял, чтоб показать, какой В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава Лэмб слабак. Но здесь что-то наперекосяк пошло, так как Мак-Кой и эта дама умудрились к чертовой мамы оттуда смотаться, а Лэмба сбило машиной. Так, во всяком случае, выходит по уличным слухам.

– Н-да, ну и версия. Но вам хоть кого-нибудь удалось отыскать, кто бы произнес, что сам В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава все это слышал от Роланда?

Здесь вмешался Берни Фицгиббон:

– Эта версия разъясняет, почему Лэмб, когда попал в клинику, ничего не произнес о том, что его сбила машина. Не желал, чтоб его посчитали участником пробы ограбления. Он желал, чтоб ему только руку вправили и отпустили домой.

– Угу, – отозвался Вейсс, – но В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава мы-то ведь только и имеем что версию, которую нам преподносят двое черномазых. Эти ребятки не понимают различия меж тем, что они слышат, и тем, что им слышится. – С клоунской улыбкой он покрутил пальцем у виска.

– Все-же, по-моему, стоит это проверить, Эйб, – произнес Берни. – Нужно бы все таки В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава этим подзаняться.

Крамер встревожился, ощутил гнев и обиду – обиду за Роланда Обэрна. Из них-то ведь никто не потрудился выяснить Роланда так отлично, как он. Роланд, естественно, не святой, но юноша хороший и гласит правду.

– Проверить, естественно, не вредоносно, – произнес он Берни, – но я, кажется, знаю, откуда берутся такие В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава версии. На самом-то деле это версия самого Мак-Коя. Мак-Кой ее запустил в «Дейли ньюс», а оттуда на телевидение. Я к тому, что в народе она уже известна, ну и принялась в некий мере. Она снимает один вопрос, но поднимает 10 новых. К примеру, для В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава чего Роланду пробовать обнести машину в паре с парнем, которого он знает как хлюпика и слюнтяя? Ну и Мак-Кой – если он жертва пробы ограбления и в путанице сбил 1-го из нападавших, почему сходу не обратился в полицию? Ему бы это – вот так, – Крамер прищелкнул пальцами, про себя отметив В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, что гласит как-то очень уж раздраженно.

– Согласен, вопросов появляется масса, – кивнул Берни. – Означает, тем паче не нужно спешить с огромным жюри.

– Спешить нужно, – с нажимом проговорил Вейсс.

Крамер изловил направленный на него внимательный взор Берни, Темные ирландские глаза смотрели с осуждением.

В этот момент телефон на столе у Вейсса В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава издал три басистых гудка. Вейсс встал, подошел к столу, снял трубку:

– Да?.. О'кей, соедините… Нет, «Сити лайт» еще не лицезрел… Что? Вы шутите!..

Повернувшись к столу заседаний, он произнес Берни:

– Это Милт. Думаю, с версией этих черномазых можно пока подождать.

Мигом появился Милт Лубелл – глаза квадратные, еле дышит, в руке В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава свежайший номер «Сити лайт». Он положил газету на стол заседаний. Всем ринулся в глаза заголовок на первой страничке:

Исключительно в «СИТИ-ЛАЙТ»

ДЕЛО МАК-КОЯ: ВДОВА ФИНАНСИСТА – Та Загадочная БРЮНЕТКА

Мак-Кой на похоронах: «Спаси меня!»

Строка внизу странички говорила:

«Репортаж Питера Фаллоу с места событий. Фото – стр В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. 3, 4, 5, 14, 15».

Все шестеро, стоя, опершись ладонями о столешницу, склонились над газетой. Головы сошлись над эпицентром, которым был заголовок.

Вейсс выпрямился. Его лицо приняло выражение, какое бывает у человека, который сообразил, что ему выпало вести за собой других.

– Хорошо, мы ах так создадим, Милт. Звоните Ирву Стоуну на 1-ый канал. – Потом одним В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава духом он перечислил фамилии 5 других журналистов, ответственных за анонсы, идущие по остальным каналам. – И позвоните Питеру Фэллоу. И этому Фланнагану из «Ньюс». А скажете им вот что. Эту даму мы допросим, и очень скоро. Это официально. А неофициально скажите им, что если она та, что была с Мак-Коем В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, то над ней уголовная статья, так как она вела машину после того, как Мак-Кой сбил парня. Скрылась с места происшествия и не заявила. Сбили и сбежали. Он сбил, она сбежала. О'кей?

Потом, повернувшись к Берни:

– А вы, ребята… – он окинул взором и Крамера, и Мартина с Гольдбергом – мол В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, и вы тоже, – вы, ребята, возьметесь за эту даму и скажете ей то же самое. «Мы очень сожалеем, что у вас погиб супруг и т д., и т. п., и пр., но нам нужно быстренько задать вам кое-какие вопросы, при этом если вы та, что В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава была в машине с Мак-Коем, то вас ждет куча неприятностей». Но если она захотит про Мак-Коя поведать чистосердечно, мы гарантируем, что против нее обвинение выдвинуто не будет. – И Крамеру: – На это сначала особо не жмите. Да ну, к черту, вы и сами понимаете, как в таких случаях делается.

К тому В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава времени когда Крамер, Мартин и Гольдберг подъехали к дому 962 по Пятой авеню, тротуар там стал похож на лагерь беженцев. Телеоператоры, радиорепортеры, корреспонденты газет и папарацци посиживали, слонялись и околачивались – все в джинсах, свитерах, куртках на молнии и в туристических ботинках, которые ближайшее время вошли у этой публики в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава моду; набежавшие по такому случаю лоботрясы и зеваки были одеты не лучше. Полицейские из 19-го участка установили у подъезда в два ряда голубые козлы особых заграждений, чтоб оставался проход к дверям для жильцов дома. Поодаль стоял постовой в форме. Для строения таковой величины – высотой в четырнадцать этажей В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава и длиной полквартала – подъезд особенной роскошью не отличался. Все же его вид гласил о огромных деньгах. Дверь была одностворчатая, с зеркальным стеклом, окантованная начищенной до блеска тяжеленной медью; стекло защищала медная решетка, причудливая и тоже зияющая. От двери и до самого поребрика над тротуаром тянулся навес. Его поддерживали медные В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава столбы с медными стержнями-подкосами, опять-таки зияющие как незапятнанное золото. Большой объем тупой ручной работы, вложенной в сияние полированной меди, лучше всех финтифлюшек гласил о огромных деньгах. Заметив за дверным стеклом силуэты двоих швейцаров в галунах, Крамер вспомнил рассказ Мартина о том, как он прогуливался в гости к Мак-Кою.

Ага В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава… Вот, означает, где это. На эти строения повдоль Пятой авеню, фасадами обращенные к Центральному парку, Крамер любовался тыщи раз, да вот хоть и в прошедшее воскресенье. Гулял по парку с Родой, толкавшей впереди себя коляску с Джошуа, и вечернее солнце игралось на величавых белокаменных фасадах так, что В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава сами собой в голове появлялись слова: золотой сберегал. Но это было просто так, наблюдение, без всяких чувств, разве что вкрадывалось чувство некого ублажения, что можно гулять посреди такового воистину золотого великолепия. Что в этих зданиях живут богатейшие люди Нью-Йорка, знали все. Но их жизнь, какова бы она ни В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава была, оставалась дальной, как будто другая планетка. Это были не люди, а абстракции, такие дальние, что завидовать им совсем невообразимо. Богатые. Он не мог бы именовать ни одной фамилии.

Сейчас мог.

Крамер, Мартин и Гольдберг вышли из машины, и Мартин что-то произнес полицейскому в форме. Обтрепанная кучка журналистов зашебаршилась. Замелькали В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава их попугайские одежды. Оглядывали троицу прибывших, внюхивались – не пахнет ли делом Мак-Коя.

Любопытно, его выяснят? На машине опознавательных символов нет, и даже Мартин с Гольдбергом в обыденных пиджаках и галстуках, так что полностью можно сойти за обыденных людей, которым просто пригодилось к кому-то зайти В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава в это здание. С другой стороны… неужто он для их как и раньше безымянный функционер уголовно-судейской системы? Чуть ли. Его портрет (работы прелестной Люси Деллафлориа) демонстрировали по телеку. Фамилия мерцала во всех газетах. Но вот уже и дверь совершенно близко… Крамер ощутил разочарование. Никто из всего большущего шевелящегося сборища В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава даже не дернется! И вдруг:

– Эй, Крамер! – Глас откуда-то справа. Сердечко так и подскочило. – Крамер!

Первым его побуждением было обернуться с ухмылкой, но он подавил его. Может быть, следует идти, не обращая внимания? Нет, ну такового уж сноба из себя изображать перед ними не стоит, правильно?.. Потому он оборотился на В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава глас с видом возвышенно-серьезным.

Два голоса разом:

– Эй, Крамер, вы собираетесь…

– Какие обвинения…

–…побеседовать с ней?

–…будут ей предъявлены?

Донесся и еще чей-то глас:

– Кто это? – И кто-то сходу растолковал:

– Это Ларри Крамер. Назначен по этому делу обвинителем.

Поджав губки, Крамер произнес:

– У меня на В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава данный момент ничего вам нет, друзья мои.

Друзья мои. С этого момента они его друзья, вся их ватага… пресса, которая для него лично ранее была понятием все-же отвлеченным. Сейчас он лицезреет эту грязноватую публику вживе, а она будет ловить каждое его слово, считать каждый шаг. Фотограф с аппаратом В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава на изготовку… 2-ой, 3-ий. С жужжанием взводят затворы. Ковыляя под тяжестью техники, подобралась поближе группа телевизионщиков. У 1-го из их, вделанная чуть не в череп, как рог торчала камера. Крамер немного замедлил шаг и уставился на 1-го из репортеров, как будто обдумывая ответ, – вот вам, товарищи дорогие, получите еще на В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава пару секунд мою ответственно-торжественную морду. (Хорошо уж, они ведь просто делают свою работу!)

Когда они с Мартином и Гольдбергом подошли к двери, Крамер объявил швейцарам императивным гортанным ГОЛОСОМ:

– Ларри Крамер, прокуратура Бронкса. Нас ожидают.

Швейцары захлопотали.

Поднялись; дверь в квартиру открыл некий небольшой человечек в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава ливрее, на вид или индонезиец, или кореец. Крамер вошел и чуть ли не ослеп. Естественно, ведь тут все и было задумано так, чтоб слепить, при этом людей куда более обычных к роскоши, чем Крамер. Он покосился на Мартина и Гольдберга. Трое ротозеев-туристов. Рассматривают двуэтажные потолки, гигантскую люстру, мраморную лестницу В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава, бороздчатые пилястры, площадку лестницы, серебро, большенные картины в пышноватых рамах, любая из которых – конкретно любая рама – стоила никак не меньше половины годичного жалованья полицейского. Они стояли, пожирая все это очами.

Откуда-то сверху до Крамера донеслось гудение пылесоса. На мраморные просторы вестибюля вышла горничная в черном платьице с В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава белоснежным передничком и здесь же пропала. По вестибюлю их повел азиат-дворецкий. Проходя мимо раскрытых дверей, успели рассмотреть гигантскую комнату, залитую светом из большущих окон – таковой высоты окон в жилых помещениях Крамер никогда не лицезрел. Прямо как в залах суда у их в Бронксе. Под окнами – вершины деревьев Центрального парка В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава. Дворецкий ввел их в другую комнату, чуток гораздо меньше и потемнее. Другими словами темнее она была только в сопоставлении; по сути одно высочайшее окно давало столько света, что на его фоне находившиеся в комнате двое парней и дама показались в 1-ый момент 3-мя силуэтами. Двое парней стояли. Дама посиживала в В СМЕРТИ ПРИМЕРНОГО ШКОЛЬНИКА ОБВИНЯЕТСЯ ФИНАНСИСТ 43 глава кресле. В комнате было несколько библиотечных стремянок на колесиках, огромный стол с гнутыми золочеными ножками и с антикварными безделушками поверху плюс два маленьких дивана, меж ними широкий каповый кофейный столик, там и сям несколько кресел с приставными столиками… ну и прочее в том же духе.


v-skorostnom-passazhirskom-poezde-strizh-talgo.html
v-slavyanske-obrushivshayasya-krisha-rajonnoj-bolnici-zavalila-neskolkih-lyudej-internet-resurs-yugaru-08092012.html
v-slizistaya-obolochka-epitelij.html