В Соединенных Штатах Америки 7 глава

И верно сделали, что не пошли. Здравпункт первой очереди оказался

закрытым. В здравпункте 2-ой очереди фельдшера тоже не было. Такая была

самоуверенность у товарища Брюханова. Все неопасно. Концепция недавнешней

эры в действии. Вызвали "скорую" к АБК 2-ой очереди, спустились на

нулевую отметку, вышибли чудом уцелевшее стекло и через окно вышли наружу...

Дятлов бегал на БЩУ В Соединенных Штатах Америки 7 глава третьего блока. Отдал приказ Багдасарову глушить

реактор. Возвратившись на БЩУ-4, дал команду Акимову:

"Снова обзвони дневной персонал цехов. Всех на аварийный блок! В

первую голову электриков, Лелеченко. Нужно отрубить водород с электролизерной

на восьмой генератор. Это сделают только они. Действуй! Я пройдусь вокруг

блока..." Дятлов покинул блочный щит управления.

Давлетбаев пару раз вбегал В Соединенных Штатах Америки 7 глава из машзала в помещение БЩУ, докладывал

обстановку. Там много различного народу. Дозиметрист Са-мойленко замерил

Давлетбаева прибором: "От тебя, Разим, на всех спектрах зашкал! Срочно

переодевайся!" Как назло, набор защитных средств машзала закрыт на замок.

Отправили богатыря Бражника взломать ломиком.

Акимов отдал приказ СИУРу Столярчуку и машинисту Бусыгину включить

аварийные питательные насосы В Соединенных Штатах Америки 7 глава, чтоб подать воду в реактор.

"Александр Федорович! - воскликнул Давлетбаев.- Оборудование обесточено!

Нужно срочно электриков использовать, распредустрой-ства на нуле... Не знаю,

как они будут делать. Разорвало кабельные связи. Везде молнии маленьких

замыканий. Ультрафиолетовое свечение на нуле около питательных насосов. То

ли тэвээска светит (кусочек горючего.-Г. М.), или вольтова дуга В Соединенных Штатах Америки 7 глава недлинного

замыкания..." "На данный момент прибудет Лелеченко со своими соколами!.."

Давлетбаев опять нырнул в кромешный ад машинного зала. На нуле Тормозин

забивал древесные чопы в дырки на маслопроводе. Чтоб было ловчее, сел на

трубопровод и получил аппликационный ожог ягодиц. Давлетбаев ринулся к

завалу седьмой турбины, но подойти было нереально. Масло на пластикате.

Очень скользко. Включили душирующее В Соединенных Штатах Америки 7 глава устройство. Турбину обволокло водяным

туманом. С пульта отключили маслонасос.

Около седьмой машины телефонная будка, из которой машинисты всегда

звонили на БЩУ. Против будки по ту сторону окна - 5-ый трансформатор, на нем оказался

кусочек горючего, о котором не знали. Там получили смертельную дозу Перчук,

Вершинин, Бражник, Новик-Тем временем в помещении БЩУ В Соединенных Штатах Америки 7 глава без дела толкался

управляющий неудавшегося электроэксперимента Геннадий Петрович Метленко.

Его в конце концов увидел Акимов: "Будь другом, иди в машзал, помоги крутить

задвижки. Все обесточено. Вручную каждую открывать либо закрывать более

4 часов. Поперечникы большие..." Щуплень-кий, маленького роста, с

остроносым сухощавым лицом, представитель Донтехэнерго побежал в машинный

зал.

Катастрофа развернулась там на В Соединенных Штатах Америки 7 глава нулевой отметке. Упавшей фермой перебило

маслопровод турбины. Горячее масло хлынуло наружу и загорелось от кусков

раскаленного ядерного горючего. Машинист Вершинин погасил огнь и ринулся

помогать товарищам, чтоб предупредить взрыв маслобака. Бражник, Перчук,

Тормозин тушили очаги пожара в других местах. В пролом кровли свалились

высокоактивное горючее и реакторный графит. Валялись всюду. Гарь,

радиация, очень ионизированный В Соединенных Штатах Америки 7 глава воздух, темный ядерный пепел от пылающего

графита и сгорающей наверху битумной кровли. Кусочком фермы перекрытия разбило

фланец на одном из аварийных питательных насосов. Его было надо отключить от

деаэраторов. Задвижки крутить .вручную более 4 часов. Другой насос

готовить к работе на реактор, тоже вручную крутить задвижки. Радиационные

поля на нулевой отметке машзала - от 500 до В Соединенных Штатах Америки 7 глава 15 тыщ рентген в час. Метленко

выслали вспять на блочный щит; "Обойдемся! Не мешай!.."

С электриками акимовской смены Давлетбаеву удалось поменять в

генераторе водород азотом, чтоб избежать взрыва. Слили аварийное масло из

маслобаков турбины в аварийные емкости снаружи энергоблока. Маслобаки залиты

водой... Турбинисты в эту роковую ночь 26 апреля 1QR6 года сделали

выдающийся подвиг. Если б они не сделали В Соединенных Штатах Америки 7 глава то, что сделали, пожаром обхватило

бы весь машзал изнутри, упала бы кровля, огнь перекинулся бы на другие

блоки, а это могло привести к разрушению всех 4 реакторов. Последствия

тяжело вообразить...

Когда пожарные Телятникова, погасив огнь на кровле, в 5

утра появились снутри машзала, там все уже было изготовлено... Был

подготовлен 2-ой аварийный питательный насос и В Соединенных Штатах Америки 7 глава включен в работу на не

имеющийся уже реактор. Акимов и Дятлов подразумевали, что вода пошла в

реактор, но она туда не могла пойти по той обычный причине, что все

коммуникации низа были оторваны взрывом и вода от второго АПЭНа шла в

подаппаратное помещение, куда пробуждалось много разрушенного ядерного

горючего. Смешиваясь с топливом, высокорадиоактивная В Соединенных Штатах Америки 7 глава вода уходила на низовые

отметки деаэратор-ной этажерки, затапливая кабельные полуэтажи и

распредустройст-ва, приводя к маленьким замыканиям и угрожая потерей

энергоснабжения работающим еще энергоблокам. Ведь все энергоблоки

Чернобыльской АЭС по деаэраторной этажерке, где проходят главные кабельные

трассы, связаны меж собой. К 5 утра - неоднократная рвота и очень нехорошее

самочувствие у Давлетбаева, Бусыгина, Кор-неева В Соединенных Штатах Америки 7 глава, Бражника, Тормозина,

Вершинина, Новика, Перчука. Высланы в медсанчасть. Давлетбаев, Тормозин,

Бусыгин и Корнеев выживут. Взяли по 350 рентген. Бражник, Перчук, Вершинин и

Новик получили по тыще и поболее рад. Страдальческой гибелью умрут в Москве...

Но вернемся к началу аварии. Пройдем с Валерием Ивановичем Перевозченко

его путь к погибели. Он ведь находил Ходемчука, он желал В Соединенных Штатах Америки 7 глава спасти всех собственных

подчиненных. Этот человек не знал ужаса. Мужество и долг вели его в ад

кромешный. Тем временем Паламарчук и Горбаченко по лестнично-лифтовому блоку

продвигались через завалы к 20 четвертой отметке, в 604-е киповское

помещение, где замолчал Володя Шашенок. Что с ним?.. Хоть бы живой...

После серии суровых взрывов В Соединенных Штатах Америки 7 глава на блоке сейчас было относительно тихо,

только через проломы слышны клекот и шум пламени пылающей кровли машзала,

пронзительные выкрики людей, гасящих огнь, надсадное завывание

разрушенного атомного реактора, в каком горел графит. Все это вроде бы

далеким фоном, а поближе - ручейковое журчание либо дождевой шум льющейся

откуда-то радиоактивной воды, вверху внизу-не усвоишь, какое В Соединенных Штатах Америки 7 глава-то усталое

остаточное шипение радиоактивного пара и воздух... Воздух был загустевший,

непривычный. Очень ионизированный газ, острый запах озона, жжение в горле и

легких, надсадный кашель, резь в очах.

Они бежали без респираторов, в полной мгле, освещая для себя дорогу

карманными фонариками, которые имел всегда при для себя каждый эксплуатационник.

А Перевозченко по В Соединенных Штатах Америки 7 глава недлинному переходному коридору на десятой отметке пробежал

в сторону гэцээновского помещения, где остался Валера Ходемчук, и

тормознул, пораженный. Помещения не было. Вверху-небо, отсветы бушующего

над машзалом пламени, а прямо перед ним-груды обломков, нагромождение

крошева строй конструкций, изувеченного оборудования и

трубопроводов.

В завале было также сильно много реакторного графита и горючего, от

которых светило более В Соединенных Штатах Америки 7 глава 10 тыщ рентген в час. Перевозченко, удивленный,

водил лучом фонаря по всей этой разрухе. Он напряженно прислушивался,

пытаясь выудить хотя бы слабенький глас либо стон человека. Нужно отыскать, спасти

Валеру. Непременно спасти. А еще наверху Генрих, Кургуз... Там, где был

взрыв... Он их тоже выручит... Непременно... Это его люди, его

подчиненные... Он В Соединенных Штатах Америки 7 глава не оставит их...

А время текло. Любая секунда, любая лишняя минутка тут гибельны. Тело

начальника смены реакторного цеха все поглощает и поглощает рентгены, все

темнее становится ядерный загар в мгле ночи. И загорают не только лишь лицо и

руки, да и все тело под одежкой Загорает... пылает, пылает... Жжет нутро...

"Валера-а В Соединенных Штатах Америки 7 глава!-изо всех сил заорал Перевозченко.-Валера-a Отзовись! Я

зде-есь!" Он рванул прямо к завалу, полез по облом-

кам, кропотливо ища расщелины посреди разрушенных конструкций, обжигая

руки о кусочки горючего и графита, за которые ненамеренно хватался в мгле.

Напрягал слух, пытаясь выудить мельчайший стон либо шорох, но напрасно. Но В Соединенных Штатах Америки 7 глава все

равно находил, обдирая тело о торчащие крючья арматуры и острые сколы бетонных

блоков, протиснулся в 304-е помещение, но в нем никого не было.

Валера дежурил в далекой стороне... Там был его пост...

И Перевозченко пробрался по завалу туда, в далекий конец, и находил там.

Но все впустую.

"Валера-а!-кричал В Соединенных Штатах Америки 7 глава Перевозченко, вскинув руки к небу и потрясая

кулаками.-Валера-а, милый!-Слезы бессилия и горя лились по загоревшим от

излучений до черноты, отекшим щекам.-Да что ж это такое?! Ходемчук!

Отзовись!"

Но в ответ лицо Перевозченко озаряли только отсветы огня, бушующего в

ночном небе над крышей машзала, и доносились пронзительные, похожие на

отчаянные клики В Соединенных Штатах Америки 7 глава израненных птиц голоса пожарников. Там тоже шла борьба со

гибелью, и там люди воспринимали в себя погибель.

Изнемогая от навалившейся ядерной вялости, Перевозченко полез по

завалу вспять, пробрался, шатаясь, к лестнично-лифтовому блоку и стал

подниматься наверх, на 30 шестую отметку, к центральному залу. Ведь

там, в ядерном аду и огне, погибают Кургуз и Генрих В Соединенных Штатах Америки 7 глава.

Он не знал, что Анатолий Кургуз и Олег Генрих, очень облученные и

ошпаренные радиоактивным паром, уже спустились по условно незапятанной лестнице на

десятую отметку и высланы в медсанчасть.

Перевозченко повторил путь стажеров Кудрявцева и Проскурякова, вошел

поначалу в конурку операторов, их там не было, тогда он вошел в центральный

зал и принял В Соединенных Штатах Америки 7 глава на себя дополнительный ядерный удар гудящего огнем реактора.

Опытнейший физик, Перевозченко сообразил, что реактора больше нет, что он

перевоплотился в огромный ядерный вулкан, что водой его не загасить, ибо

нижние коммуникации оторваны от реактора взрывом, что Акимов, Топтунов и

ребята в машзале, запускающие питательные насосы, чтоб подавать в реактор

воду, напрасно погибают В Соединенных Штатах Америки 7 глава. Ведь воду сюда не подашь... Нужно выводить всех людей с

блока. Это самое правильное. Нужно выручать людей.

Перевозченко спустился вниз, его безпрерывно рвало, мутилось и

мгновениями отключалось сознание, он падал, но приходил в себя, опять

вставал и шел, шел.

Войдя в помещение БЩУ, он произнес Акимову:

- Реактор разрушен, Саша... Нужно уводить людей с В Соединенных Штатах Америки 7 глава блока...

- Реактор цел! Мы подадим в него воду! - вспыльчиво сделал возражение Акимов.-Мы

все верно делали... Иди в медсанчасть, Валера, для тебя плохо... Ты

спутал, уверяю тебя... Это не реактор, это пылают строения, конструкции.

Их потушат."

В то самое время, когда Перевозченко находил захороненного в завале

Ходемчука, Петр Паламарчук и дозиметрист Николай В Соединенных Штатах Америки 7 глава Горбачен-ко, с трудом

преодолевая завалы и разломы на 20 четвертой отметке реакторного

блока, просочились в конце концов в киповское помещение, где в момент взрыва находился

Владимир Шашенок. Паламарчук и Горбаченко отыскали товарища в разломе 604-го

помещения, придавленного упавшей опорой, очень обожженного паром и жаркой

водой. Позже в медсанчасти выяснилось, что у него перелом позвоночника

сломаны ребра В Соединенных Штатах Америки 7 глава, а на данный момент... было надо выручать.

Перед самым взрывом, когда давление в контуре росло со скоростью 15

атмосфер за секунду, в этом помещении порвало трубы и датчики, оттуда пошли

радиоактивные пар и перегретая вода, свалилось что-то сверху, и Шашенок растерял

сознание. Вся поверхность

кожи получила глубочайший термический и радиационный В Соединенных Штатах Америки 7 глава ожоги. Ребята освободили

товарища из-под завала, Паламарчук, стараясь не причинить новых страданий,

взгромоздил его на спину при помощи Горбаченко и, с трудом пробираясь через

завалы бетона и труб, вынес на десятую отметку. Оттуда, чередуясь с

Горбаченко, по коридору деаэра-торной этажерки, приблизительно четыреста 50

метров,-к здравпункту на АБК первого блока. Здравпункт оказался заколоченным

на В Соединенных Штатах Америки 7 глава гвоздь. Вызвали "скорую". Через 10 минут приехал фельдшер Саша

Скачок, и Шашенка увезли в медсанчасть. Позже приехал на собственной "скорой"

педиатр Белоконь и дежурил тут до утра, пока его самого не увезли в

медсанчасть.

Паламарчук и Горбаченко, вынося товарища, тоже очень облучились и

скоро были высланы в медсанчасть. Горбаченко до того успел еще В Соединенных Штатах Америки 7 глава обойти

блок, замеряя гамма-фон, был в машзале, обошел блок снаружи. Но все было

практически впустую. Прибором со шкалой измерений всего на 3,6 рентгена он не

мог замерить обезумевшие радиационные поля и потому не сумел подабающим образом

предостеречь товарищей.

В 2 часа 30 минут ночи на БЩУ-4 пришел директор АЭС Брюха-нов. Вид

пудрено-серый, растерян, практически В Соединенных Штатах Америки 7 глава невменяем.

- Что вышло? - сдавленным голосом спросил он Акимова. На БЩУ-4

активность воздуха в это время составляла около 3- 5 рентген в час, а в

местах прострела от завала и того больше.

Акимов доложил, что произошла томная радиационная катастрофа, но реактор,

по его воззрению, цел, что пожар в машзале в стадии В Соединенных Штатах Америки 7 глава ликвидации, пожарники

майора Телятникова тушат пожар на кровле, что готовится в работу 2-ой

аварийный питательный насос и скоро будет включен. Лелеченко и его люди

должны только подать электропитание. Трансформатор отключился от блока по

защите от маленьких замыканий.

- Вы говорите-тяжелая радиационная катастрофа, но если реактор цел... Какая

активность на данный момент на блоке?

- Имеющийся у Горбаченко В Соединенных Штатах Америки 7 глава радиометр указывает ^тысячу микрорентген в

секунду...

- Ну, это малость,-чуть успокаиваясь, произнес Брюханов.

- Я тоже так думаю,- возбужденно подтвердил Акимов.

- Могу я доложить в Москву, что реактор цел?

- Да, сможете,- уверенно ответил Акимов.

Брюханов ушел на АБК-1 в собственный кабинет и оттуда в 3 часа ночи позвонил

домой заведующему сектором атомной энергетики В Соединенных Штатах Америки 7 глава ЦК КПСС Владимиру Васильевичу

Марьину...

К этому времени на аварийный блок прибыл начальник штатской обороны

атомной станции Соловьев (фамилия изменена.- Г. М.). У него был радиометр со

шкалой измерений на 250 рентген. Это уже было кое-что. Пройдя по

деаэраторной этажерке, в машзал, к завалу, сообразил, что положение очень

тяжелое. На шкале 250 рентген радиометр демонстрировал В Соединенных Штатах Америки 7 глава зашкал в различных местах

блока и завала.

Соловьев доложил обстановку Брюханову.

- У тебя неисправный прибор,- произнес Брюханов.- Таких полей быть не

может. Ты понимаешь, что же все-таки это такое? Разберись-ка со своим прибором либо

выкинь его на свалку...

- Прибор исправный,- произнес Соловьев.

В 4 часа 30 минут утра на В Соединенных Штатах Америки 7 глава БЩУ прибыл главный инженер Фомин. Его длительно

разыскивали. Дома почему-либо трубку не брал, супруга бурчала что-то непонятное.

Кто-то произнес что он на рыбалке, поэтому и не подходил к телефону. Что-то

знали люди...

- Доложите обстановку!

Акимов доложил. Тщательно перечислил последовательность технологических

операций до взрыва.

- Мы все делали верно, Николай Максимович. Претензий к В Соединенных Штатах Америки 7 глава персоналу

смены не имею. К моменту нажатия кнопки АЗ-5 припас реактивности составлял

восемнадцать стержней СУЗ. Разрушения произвел взрыв стодесятикубового бака

аварийной воды СУЗ в центральном зале, на отметке плюс 70 один

метр...

- Реактор цел? - спросил Фомин прекрасным баском.

- Реактор цел! - твердо ответил Акимов.

- Безпрерывно подавайте в аппарат воду!

- На данный момент В Соединенных Штатах Америки 7 глава в работе аварийный питательный насос из деаэраторов на

реактор.

Фомин удалился. Снутри он то метался, как затравленный зверек, то

проваливался в бездонную пропасть, на уровне мыслей панически вскрикивая: "Конец!

Конец!"-то обретал вдруг металлическую уверенность:

"Выстоим!"

Но не выстоял. Этот человек сломался первым перед страшенной

ответственностью, которая только на данный момент обрела свою В Соединенных Штатах Америки 7 глава свинцовую тяжесть и

расплющивала все его слабенькое, на самом деле, державшееся на гордыне и тщеславии

существо...

Приказав в два ночи Акимову подавать воду в реактор, заместитель

головного инженера по эксплуатации Анатолий Дятлов покинул блочный щит

управления и вышел в сопровождении дозиметриста наружу, спустившись по

лестнично-лифтовому блоку. Весь асфальт вокруг был усыпан блоками

реакторного графита В Соединенных Штатах Америки 7 глава, кусочками конструкций, горючего. Воздух был густой и

пульсирующий. Таковой ощущалась ионизированная высокорадиоактивная плазма.

- Активность? - спросил Дятлов дозиметриста.

- Зашкал, Анатолий Степанович... Кха-кха! Ч-черт! Сушит глотку... На

тыще микрорентген за секунду зашкал...

- Японские караси!.. Устройств у вас ни хрена нет! В бирюльки играете!..

- Да кто задумывался, что будут такие поля?!-вдруг В Соединенных Штатах Америки 7 глава возмутился дозиметрист.- В

каптерке есть один радиометр со шкалой на 10 тыщ рентген, да закрыта.

А ключ у Красножона. Да к каптерке, я смотрел, и не подобраться. Завалило

ее. И светит дай бог. Без прибора чувствую...

- Индюки! Японские караси! Прибор в каптерке держат! Обалдуи! Носом

мерь!

- Да я и так измеряю, Анатолий Степанович...-сказал В Соединенных Штатах Америки 7 глава дозиметрист.

- Если б только ты... Я ведь тоже измеряю, сукин ты отпрыск. А ведь не

должен. Это твоя работа... Усек?!

Они подошли впритирку к завалу. Он высился горой, поднимаясь наклонно

от самой земли аж до сепараторных помещений...

- Ё-мое!-воскликнул Дятлов.-Что натворили! Крышка! Дозиметрист щелкал

туда-сюда тумблером диапазонов, бормоча: "Зашкал... Зашкал В Соединенных Штатах Америки 7 глава..."

- Выкинь ты его к едрене фене!.. Японские караси... Пошли в обход

вокруг машзала...

Кругом на асфальте графит и кусочки горючего. В мгле не совершенно

различимо, но при желании осознать можно. То и дело спотыкаешься о графитовые

блоки, футболишь ногами. Настоящая активность до 15 тыщ рентген в час.

Потому и зашкал на радиометре В Соединенных Штатах Америки 7 глава у дозиметриста.

В сознании не укладывается увиденное. Обогнули торец машзала. Повдоль

бетонной стены напорного бассейна девятнадцать пожарных машин. Слышен

клекот и рев огня на кровле машзала. Пламя высочайшее. Выше венттрубы.

Но странноватое дело! В сознании у заместителя головного инженера по

эксплуатации 4-ого энергоблока появилось и жило сейчас

вроде бы два вида, две мысли. Одна В Соединенных Штатах Америки 7 глава: "Реактор цел. Подавать воду".

2-ая: "Графит на земле, горючее на земле. Откуда, спрашивается? Неясно

откуда. Активность обезумевшая. Нутром чую активность".

- Все! - отдал приказ Дятлов.- Откатываемся!

Они возвратились на БЩУ. Горбаченко прошел к для себя, на щит дозиметрии.

Должен вот-вот подойти зам начальника службы РБ Крас-ножон.

Общая экспозиционная доза В Соединенных Штатах Америки 7 глава, ими приобретенная, составила 400 рад.

К 5 утра началась рвота. Смертельная слабость. Боль в голове.

Буро-коричневый цвет лица. Ядерный загар.

Горбаченко и Дятлов своим ходом ушли на АБК-1 и далее- "скорой" в

медсанчасть.

Свидетельствует Альфа Федоровна Мартынова, супруга заведующего сектором

атомной энергетики ЦК КПСС В. В. Марьина:

"26 апреля 1986 года в три В Соединенных Штатах Америки 7 глава часа ночи раздался у нас дома междугородный

звонок. Из Чернобыля звонил Марьину Брюханов. Окончив разговор, Марьин

произнес мне: "На Чернобыле ужасная катастрофа! Но реактор цел..." Он стремительно

оделся и вызвал машину. Перед уходом позвонил высокому управлению ЦК партии

по инстанции. Сначала Фролышеву. Тот - Длительных. Длительных - Горбачеву и

членам Политбюро. После этого уехал в В Соединенных Штатах Америки 7 глава ЦК. В восемь утра позвонил домой и

попросил меня собрать его в дорогу: мыло, зубной порошок, щетку, полотенце и

т. д.".

В 4 часа 00 минут утра Брюханову из Москвы последовал приказ:

организуйте непрерывное остывание атомного реактора.

На щите дозиметрии 2-ой очереди Николая Горбаченко сменил заместитель

начальника службы радиационной безопасности АЭС Красножон. На вопросы

операторов, сколько работать В Соединенных Штатах Америки 7 глава, отвечал стереотипно: на спектре 1000

микрорентген за секунду зашкал. Работать 5 часов из расчета 25 бэр6. (Это

гласит о том, что зам начальника службы РБ АЭС также не сумел найти

подлинную интенсивность радиации.)

Акимов и Топтунов по нескольку раз уже бегали наверх к реактору

поглядеть, как действует подача воды от второго аварийного питательного

насоса. Но огнь все В Соединенных Штатах Америки 7 глава гудел и гудел. Акимов и Топтунов уже были

буро-коричневыми от ядерного загара, уже рвота выворачивала нутро, уже в

медсанчасти Дятлов, Давлетбаев, люди из машзала, уже на замену Акимову

прислали начальника смены блока Владимира Алексеевича Бабичева, но... Акимов

и Топтунов не уходили. Можно только склонить голову перед их мужеством и

бесстрашием В Соединенных Штатах Америки 7 глава. Ведь они обрекли себя на верную погибель. И все же все их

деяния вытекали из неверной начальной посылки: реактор цел! Никак не

желали поверить, что реактор разрушен, что вода в него не попадает, а,

захватывая с собой ядерную труху, соединяется на минусовые отметки, заливает

кабельные трассы и высоковольтные распредустройства и делает опасность

обесточивания В Соединенных Штатах Америки 7 глава 3-х других работающих энергоблоков.

Что-то мешает воде поступать в реактор, додумывался Акимов. Кое-где на

полосы трубопроводов закрыты задвижки... Они просочились с Топтуновым в

помещение питательного узла на 20 четвер-той отметке реакторного

отделения. Помещение было полуразрушено взрывом 3 далеком конце пролом,

видно небо, пол залит водой с ядер

ным топливом, активность до 5 тыщ рентген в В Соединенных Штатах Америки 7 глава час. Сколько может жить и

работать человек в таких радиационных полях? Безусловно, что недолго. Но

тут были сверхдопинговое состояние, необыкновенная внутренняя собранность,

мобилизация всех сил от запоздалого сознания вины, ответственности и долга

перед людьми. И силы откуда-то брались сами собой. Они должны уже были

умереть, но они работали!..

А воздух тут В Соединенных Штатах Америки 7 глава, как и всюду вокруг и снутри 4-ого энергоблока, был

плотным, пульсировал радиоактивным ионизированным газом, насыщенным всем

диапазоном долгоживущих радионуклидов, которые изрыгал из себя разрушенный

реактор.

Они вручную с огромным трудом приоткрыли регулирующие клапаны на 2-ух

нитках питательного трубопровода, а потом поднялись через завалы на 20

седьмую отметку и в маленьком трубопроводном помещении, в В Соединенных Штатах Америки 7 глава. котором бь1ло

практически по колено воды с топливом, подорвали (приоткрыла) по две задвижки

трехсотки. Было еще по одной задвижке на левой и правой нитках трубопровода,

но открыть их сил уже не хватило ни у Акимова и Топтунова, ни у помогавших

им Нехаева, Орлова, Ускова...

За ранее оценивая ситуацию и деяния эксплуатационного В Соединенных Штатах Америки 7 глава персонала

после взрыва, можно сказать, что бесспорный героизм и самоотверженность

показали турбинисты в машинном зале, пожарники на кровле и электрики во

главе с заместителем начальника электроцеха Александром Григорьевичем

Лелеченко. Эти люди предупредили развитие катастрофы как снутри, так и

снаружи машинного зала и выручили таким макаром всю станцию.

Александр Григорьевич Лелеченко, оберегая юных электриков от излишних

хождений в В Соединенных Штатах Америки 7 глава зону высочайшей радиации, сам три раза прогуливался в электролизерную, чтоб

отключить подачу водорода к аварийным генераторам. Если учитывать, что

электролизерная находилась рядом с завалом, везде осколки горючего и

реакторного графита, активность достигала от 5 до 15 тыщ рентген в час,

можно представить, как высоконравственным и геройским был этот

пятидесятилетний человек, сознательно прикрывший собою В Соединенных Штатах Америки 7 глава юные жизни. А

позже по колено в высокоактивной воде изучал состояние распредустройств,

пытаясь подать напряжение на питательные насосы...

Общая экспозиционная доза, им приобретенная, составила 2500 рад, этого

хватило бы на 5 смертей. Но, получив в припятской медсанчасти первую

помощь (ему влили в вену физраствор), Лелеченко сбежал на блок и работал там

еще несколько часов.

Погиб он В Соединенных Штатах Америки 7 глава ужасной страдальческой гибелью в Киеве.

Безусловен героизм начальника смены реакторного цеха Валерия Ивановича

Перевозченко, наладчика Петра Паламарчука и дозимет-риста Николая

Горбаченко, бросившихся выручать собственных товарищей.

Что все-таки касается действий Акимова, Дятлова и Топтунова и помогавших им,

то их работа, полная самоотверженности и бесстрашия, все же была

ориентирована на усугубление аварийной В Соединенных Штатах Америки 7 глава ситуации.

Неверная модель, оценка происшедшего: реактор цел, его необходимо охлаждать,

разрушения произошли от взрыва бака СУЗ в центральном зале,- с одной

стороны, несколько успокоила Брюханова и Фомина, которые доложили модель

ситуации в Москву и здесь же получили ответный приказ: безпрерывно подавать

воду в реактор, охлаждать,- с другой стороны... Временно таковой приказ вроде бы

облегчал В Соединенных Штатах Америки 7 глава душу и как бы вносил ясность в ситуацию: подавайте воду, и все

будет отлично. Это и обусловило весь нрав действий Акимова, Топтунова,

Дятлова, Нехаева, Орлова, Ускова и других, которые сделали все, чтоб

включить в работу аврийный питательный насос и подать воду в воображаемый

целый и невредимый реактор.

Эта идея позволила не сойти с В Соединенных Штатах Америки 7 глава мозга Брюханову и Фомину, ведь она давала

надежду...

Но припас воды в деаэраторных баках истощался (всего 480 кубометров).

Правда, туда переключили подпитку с химводоочистки, из других запасных

баков, тем оставив без способности восполнения утечек три других

работающих энергоблока. Там, в особенности на примыкающем, 3-ем блоке, сложилась

очень томная ситуация, грозившая потерей остывания В Соединенных Штатах Америки 7 глава активной зоны.

Необходимо дать подабающее начальнику смены блока No 3 Юрию Эдуардовичу

Багдасарову, у которого на БЩУ в момент аварии на примыкающем блоке оказались и

респираторы "лепесток" и пилюли йодистого калия. Как усугубилась

радиационная обстановка, он всем подчиненным отдал приказ надеть респираторы и

принять пилюли. Когда он сообразил, что всю воду из баков незапятнанного В Соединенных Штатах Америки 7 глава конденсата и

с химводоочистки переключили на аварийный блок, он здесь же доложил в бункер

Фомину, что приостановит реактор. Фомин воспретил. К утру Багдасаров сам

приостановил 3-ий блок и перевел реактор в режим расхолаживания, подпитывая

контур циркуляции водой из бассей-на-барбатера. Действовал мужественно и в

высшей степени мастерски, предотвратив расплавление активной зоны

третьего реактора В Соединенных Штатах Америки 7 глава в свою смену...

Тем временем в бункере АБК-1 Брюханов и Фомин безпрерывно посиживали на

телефонах. Брюханов держал связь с Москвой, Фомин - с блочным щитом

управления 4-ого энергоблока.

В Москву в ЦК Марьину, министру Майорцу, начальнику Со-юзатомэнерго

Веретенникову, в Киев министру энергетики Украины Склярову, секретарю обкома

Ревенко-тысячи раз повторялась одна и та же модель ситуации В Соединенных Штатах Америки 7 глава: "Реактор цел.

Подаем воду в аппарат. Взорвался аварийный бак СУЗ в центральном зале.

Взрывом снесло шатер. Радиационная обстановка в границах нормы. Умер один

человек - Валерий Ходемчук. У Владимира Шашенка стопроцентный ожог. В

томном состоянии".

"Радиационная обстановка в границах нормы..." Пошевелить мозгами только! Естественно,

у него были приборы с В Соединенных Штатах Америки 7 глава спектром измерений всего на 1000 микрорентген в

секунду (это 3,6 рентгена в час) - но кто мешал Брюханову иметь достаточное

количество устройств с огромным спектром измерений? Почему приборы оказались

запертыми в каптерку, а те, что были у дозиметристов, неисправными? Почему

Брюханов пренебрег докладом начальника штатской обороны АЭС Соловьева и

не передал в Москву и Киев его данные о радиационной В Соединенных Штатах Америки 7 глава обстановке?

Тут, естественно, были и боязливость, боязнь ответственности, и - в силу

некомпетентности - неверие в возможность таковой ужасной катастрофы. Да, для

него происшедшее было мозгу непостижимым. Но это только разъясняет, а не

оправдывает его деяния.

Из Москвы Брюханову бьгло передано, что организована правительственная


v-socialno-ekonomicheskoj-oblasti.html
v-socialnom-gosudarstve.html
v-soderzhanie-obrazovatelnogo-processa-respubliki-hakasiya-tehnikum-kommunalnogo-hozyajstva-i-servisa.html