В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

§ 1. Парадокс корпоративных отношений в русском праве

И.Т. Тарасов писал: "...Правовые дела, производящиеся в акционерных компаниях, следует очень осторожно подводить под известные старенькые исторические построения, имея в виду, что новые формы компаний вызывают и новые юридические дела" . Сейчас эти слова вновь обрели острую актуальность в связи с активными реформаторскими процессами, происходящими в сфере В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ современного штатского права Рф.

--------------------------------

Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 412.

Идея, сформулированная И.Т. Тарасовым еще до революции, находит свое продолжение и развитие в работах современных юристов, изучающих правовую природу корпоративных отношений . "Подобно тому, - пишет В.А. Белов, - как до недавнешнего времени существовали неизведанные земли, подобно В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ тому, как до сего времени есть "белоснежные пятна" в научной картине реального (физического) мира либо "черные века" в истории, точно так же есть и цивилистическая tabula rasa - незапятнанная доска, пустые странички, содержащие текст, подлежащий "проявке" и "расшифровке". Какой-то из них является страничка, содержащая один только В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ интригующий заголовок - "Корпоративные правоотношения" .

--------------------------------

В истинной работе понятия "корпоративные дела" и "корпоративные правоотношения" с известной степенью условности употребляются в качестве тождественных. Создатели не ставят впереди себя задачки сравнить обозначенные категории ввиду теоретико-правового нрава спора об их соотношении, выходящего за рамки конкретного предмета данного исследования. Различия в употреблении соответственных определений носят в В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ большей степени контекстуальный нрав и связаны с анализом и цитированием разных источников (как нормативно-правовых, так и доктринальных), в каких отсутствует нужное единообразие в части толкования и использования рассматриваемых конструкций.

Корпоративное право. Животрепещущие трудности теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2012. С. 163.

Меж тем В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ в рассуждениях о понятии и правовой природе корпоративных отношений не все создатели занимают настолько конструктивную позицию. Так, доктор Д.В. Ломакин, посвятивший существенное число трудов базовой научной разработке теории корпоративных правоотношений, признает особенный нрав таких отношений, их своеобразие и невозможность сведения данных отношений ни к вещным, ни к В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ обязательственным, но при всем этом подвергает сомнению "ценность новых определений", предлагаемых другими создателями в попытках доказать уникальность природы корпоративных отношений .

--------------------------------

См.: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 83.

И.С. Шиткина, являясь одним из более знатных профессионалов в области корпоративного права, находит В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ полностью определенные аспекты определения корпоративных правоотношений, основываясь при всем этом на традиционных принципах теории права, в согласовании с которыми правоотношения представляют собой разновидность публичных отношений, урегулированных нормами права . Корпоративное правоотношение определяется доктором Шиткиной как "урегулированное нормами права публичное отношение, возникающее в связи с созданием, деятельностью и прекращением В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ деятельности компаний" . Но, давая настолько лаконичное и четкое определение рассматриваемым отношениям, И.С. Шиткина не определяет настолько же точной позиции относительно правовой природы корпоративных отношений, отмечая, что разные "точки зрения только углубляют наши познания в соответственной предметной области, но не меняют общего взора на корпоративное правоотношение как на сложное правоотношение, имеющее необыкновенную В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ правовую природу, не укладывающуюся в рамки вещных либо обязательственных отношений, и заслуживающее специфичного правового регулирования" .

--------------------------------

Подробнее об этом см., к примеру: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

Корпоративное право В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011. С. 32.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

Там же. С. 49.

Анализ плюралистических воззрений относительно правовой природы корпоративных правоотношений приводит И.С. Шиткину к утверждению, что В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ данные правоотношения "представляют собой отдельную группу урегулированных правом публичных отношений, которая не укладывается в обычное осознание гражданско-правовых отношений" . На наш взор, в таком контексте восприятия правовой природы корпоративных правоотношений просит уточнения круг источников правового регулирования соответственных отношений, так как из приведенной цитаты разумеется, что создатель не считает вероятным сведение данных В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ источников к штатскому законодательству, но при всем этом в анализируемой работе прямо отвергается и возможность осознания корпоративного права как "всеохватывающего" и "многоотраслевого" . Данная логика позволяет создателю заключить, что содержание корпоративных правоотношений составляют имущественные и неимущественные - организационно-управленческие - права, которые в составе корпоративных правоотношений имеют самостоятельный нрав. Представляется, что таковой В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ "самостоятельный" нрав обозначенные права могут иметь только относительно других прав, входящих в содержание корпоративных правоотношений, но тогда следовало бы прямо обозначить эти права либо, как минимум, найти специфику их нрава, которая позволяет отграничить такие права от упомянутых "организационно-управленческих". В неприятном случае остается открытым вопрос о том, носят В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ ли корпоративные права, хорошие от "организационно-управленческих", гражданско-правовой либо другой нрав.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. С. 53.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

Там же. С. 32 - 33.

Особенное значение в связи с постановкой данного вопроса имеет, по нашему воззрению, позиция российского законодателя, совсем сформулированная им только относительно не так давно в связи с всеохватывающей модернизацией штатского законодательства.

§ 2. Возникновение первой законной дефиниции

корпоративных отношений и В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ их включение

в систему гражданско-правовых отношений

Неоднократно отмечавшаяся в литературе неувязка отсутствия законной дефиниции корпоративных отношений с высочайшей степенью вероятности может быть решена уже в самом ближнем будущем - со вступлением в силу новейшей редакции Штатского кодекса РФ с поправками, в текущее время содержащимися в принятом в 3-ем чтении проекте В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ N 47538-6/1 Федерального закона "О внесении конфигураций в главы первую, вторую, третью и четвертую Штатского кодекса Русской Федерации" (дальше - проект; см. проект N 47538-6 Федерального закона "О внесении конфигураций в части первую, вторую, третью и четвертую Штатского кодекса Русской Федерации, также в отдельные законодательные акты Русской Федерации") .

--------------------------------

URL: http://asozd.duma.gov.ru В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=47538-6.

Пункт 2 ст. 1 проекта определяет корпоративные дела как "дела, связанные с ролью в корпоративных организациях либо с управлением ими" и предугадывает включение соответственного положения в п. 1 ст. 2 ГК РФ, следствием чего является распространение на данные правоотношения деяния норм штатского законодательства.

В случае дословного восприятия законодателем В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ приведенной выше формулировки проекта, на 1-ый взор, утрачивают значение бессчетные споры о понятии корпоративных отношений . Более того, обозначенное определение почти во всем примиряет создателей разных концепций, так как адаптирует идеи сходу нескольких из их, рождаясь практически в точке скрещения разноречивых доктринальных мнений. Но таковой подход, избранный нормотворцем, в В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ конечном итоге только ухудшает борьбу посреди теоретиков, так как дает основания для пересмотра, развития и усложнения прежних мыслях на фоне возникновения новых нормативных конструкций.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

См., к примеру: Ломакин Д.В. Корпоративные В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. С. 40, 80 - 130; Корпоративное право. Животрепещущие препядствия теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. С. 161 - 225; Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. С. 3 - 56.

Как было изложено, в базе новейшей парадигмы "корпоративные дела" лежит принцип признания неразрывной связи В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ данных отношений с самой "корпоративной организацией", либо "компанией" . Необходимо подчеркнуть, что таковой тривиальной логики придерживаются многие , но не все спецы, предметно изучающие вопросы корпоративного права. Так, по воззрению В.А. Белова, "корпоративный" не означает "корпорационный", и "публичные дела не становятся корпоративными оттого, что в неких из их учавствуют В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ компании - напротив, оттого, что некие из публичных отношений являются корпоративными, в их могут участвовать юридические лица корпоративной формы устройства" . Данные размышления, отличающиеся приметным своеобразием, основываются на еще одном базовом теоретическом принципе, которого держится создатель: "Сами корпоративные дела - дела очень неопределенные по содержанию и неуравновешенные во времени - подвергать воздействию права (во всяком В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ случае - штатского) нецелесообразно" .

--------------------------------

В согласовании с п. 39 ст. 1 проекта данные понятия рассматриваются в качестве тождественных.

См., к примеру: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. С. 41 - 45, 80 - 81.

Корпоративное право. Животрепещущие задачи теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. С. 21.

Там же. С. 207.

Предлагая определение корпоративного права как права, регулирующего корпоративные, а не корпорационные дела, В.А. Белов определяет дефиницию корпоративных отношений в самом широком из вероятных смыслов, понимая под корпоративными "публичные дела, направленные на компанию и воплощение деятельности по совместному достижению общей цели - союзной либо корпоративной деятельности" . Специфичность В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ данных отношений раскрывается создателем также в очень абстрактном ключе. Этимология корпоративных отношений проявляется, по воззрению исследователя, в том, что они имеют в собственной базе альянс - объединение, сотрудничество, совместную деятельность - лиц, направленный на достижение общей цели, также в том, что такие дела имеют относительный нрав, но при всем этом не подпадают под В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ нормирование уже узнаваемых институтов штатского права .

--------------------------------

Там же. С. 51.

Там же.

Не преследуя в истинной работе цели подвергнуть критичной оценке концептуальные мнения почетаемых коллег, остановимся только на том, что изложенные резоны доктора Белова не были (и даже гипотетически чуть ли могли бы быть) восприняты законодателем при определении В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ вероятных нормативно-правовых путей развития института корпоративных отношений.

Прямое включение корпоративных отношений в предмет штатского права (на наш взор, несколько поспешное со стороны законодателя) дает основания квалифицировать данные дела в качестве разновидности гражданско-правовых. Меж тем настолько давно ожидаемая со стороны многих исследователей новелла российского законодательства является, по нашему воззрению, никак В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ не неоспоримой исходя из убеждений традиций российскей цивилистической доктрины. Идет речь не о том, что природа корпоративных правоотношений исключает возможность рассмотрения их в качестве штатских, а о том, что в рамках русского штатского права сложились очень традиционные и в этом смысле не очень гибкие представления о системе В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ штатских правоотношений, их общих признаках, нраве и систематизации.

Вот поэтому до того, как рассматриваемые конфигурации в ГК РФ были совсем определены, в российскей науке обширное распространение получили споры о том, какая ветвь права обхватывает корпоративные дела в качестве предмета регулирования. Кроме моноотраслевых концепций, посреди которых одной из более всераспространенных является В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ концепция предпринимательской природы корпоративных отношений (этимологически данная теория стала естественным продолжением мыслях тех русских ученых, которые стояли у истоков обособления хозяйственного права в самостоятельную ветвь, владеющую своим предметом и способом ), посреди создателей часто встречается и подход к корпоративным правоотношениям как к межотраслевым, либо смешанным . В свете уже упоминавшихся В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ новелл штатского законодательства обозначенные выше теории представляются в значимой мере утратившими практическую значимость - на сегодня данные подходы к осознанию корпоративных отношений продолжают оставаться быстрее неподменным научным материалом для следующих доктринальных изысканий (как отраслевого, так и общеправового нрава), ежели основой для предстоящего реформирования отраслей и институтов российского права.

--------------------------------

См В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ., к примеру: Предпринимательское право Русской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 49 - 51; Гританс Я.М. Корпоративные дела: правовое регулирование организационно-правовых форм. М., 2005; Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. М., 2006. С. 4 - 5; Кашанина Т.В. Корпоративное право. М., 1999. С. 49; и др.

См., к примеру: Лаптев В.В В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. Внутрихозяйственные дела на промышленном предприятии (правовая организация). М., 1965.

См., к примеру: Кирилловых А.А. Корпоративное право: Курс лекций. М., 2009; Кашанина Т.В. Хозяйственные приятельства и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности: Учебник для вузов. М., 1995. С. 10 - 11, 13 - 14. О межотраслевых связях корпоративного права как подотрасли штатского права см. также: Челышев В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ М.Ю. Система межотраслевых связей штатского права: цивилистическое исследование: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Казань, 2009. С. 29 - 32.

На наш взор, тяжело не согласиться с логикой рассуждений доктора Ломакина, который, опережая внесение соответственных модификаций в определенные нормы штатского права, отмечает, что "ГК РФ не содержит исчерпающего списка публичных отношений, регулируемых нормами штатского В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ права, потому хоть какое правоотношение, владеющее всеми чертами штатского правоотношения, должно быть признано штатским" . Рассматривая классические аргументы, выдвигаемые противниками цивилистической парадигмы корпоративных правоотношений, ученый поочередно и серьезно опровергает состоятельность резонов о том, что на корпоративные правоотношения не распространяется принцип равенства сторон , также о том, что такие дела носят В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ "организационный" нрав .

--------------------------------

Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. С. 98 - 99.

Необходимо подчеркнуть, что научные резоны против того, чтоб полностью экстраполировать на корпоративные правоотношения действие принципов диспозитивности, были сформулированы еще в правовых исследовательских работах дореволюционного периода. См., к примеру: Каминка А.И. Очерки торгового права В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. М., 2002. С. 395 - 398.

См., к примеру: Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. С. 5. Цит. по: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. С. 101 - 102. Подробнее о теории штатских организационных отношений см.: Красавцев О.А. Штатские организационно-правовые дела // Категории науки штатского права. Избр В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. тр.: В 2 т. М., 2005. Т. 2.

Поддерживая позицию Д.В. Ломакина, следует сначала отметить, что неувязка равенства субъектов штатских правоотношений, которая в большинстве случаев рассматривается исследователями в качестве препятствия к включению корпоративных отношений в систему штатских, является одной из более трудноразрешимых не только лишь применительно к отношениям, связанным с В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ ролью в компании либо с управлением ею, да и применительно ко многим другим отношениям, гражданско-правовой нрав которых не подвергается сомнению ввиду того, что они прямо предусмотрены отраслевым законодательством. Невзирая на то что данные вопросы прямо не относятся к конкретному предмету реального исследования, мы все таки считаем нужным обмолвиться только В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ о том, что участников абсолютных вещных правоотношений, в каких собственнику либо владельцу ограниченного вещного права противоборствует неограниченный круг лиц, можно считать "равными" только очень условно. Стороны договорных правоотношений по формальным признакам находятся в более равном положении на стадии заключения контракта, включая этапы определения его критерий и В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ содержания, но при выполнении (и часто при расторжении) контракта лица, наделенные разным кругом прав и обязательств, часто находятся в неравном положении . В связи с этим следует учесть, что в предпринимательской практике часто складывается ситуация, при которой один из контрагентов по договорам находится в тривиальной фактической, формальной и юридической зависимости от В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ другого, в итоге чего такие правоотношения часто обретают форму отношений власти-подчинения. Что касается обязанностей, возникающих из причинения вреда и неосновательного обогащения, то применительно к правовому положению участников таких правоотношений действие принципа равенства сторон приобретает в значимой степени абстрактный, декларативный нрав.

--------------------------------

Сам подход к определению сторон обязательства в качестве В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ "кредитора", владеющего комплексом прав, и "должника", на которого возложены корреспондирующие этим правам обязанности (см.: п. 1 ст. 307 ГК РФ), является приятной иллюстрацией того, что законодатель рассматривает принцип равенства сторон штатских правоотношений как очень гибкую конструкцию, допускающую существенное число юридических "колебаний" в рамках деяния данного принципа.

Произнесенное позволяет заключить, что главные В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ начала штатского законодательства, сформулированные в качестве норм-принципов, представляют на самом деле некоторую безупречную базу, абсолютный нрав которой сделал бы данную юридическую конструкцию утопической. Нужно исходить из того, что принцип равенства сторон подразумевает, как это справедливо отмечается в учебной и научной литературе, быстрее формально-юридическое равенство сторон перед В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ законом, ежели фактическое равенство сторон относительно друг дружку. Как следует, наличие в корпоративных отношениях признаков неравенства и отдельных частей субординации не исключает распространения на данные правоотношения деяния норм штатского законодательства.

В конце концов, - и это имеет далековато не последнее значение в решении вопроса о том, являются ли корпоративные дела штатскими В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ и, как следует, входящими в предмет регулирования отраслевым законодательством, - следует учесть, что еще до того, как была сформулирована и нормативно закреплена законная дефиниция корпоративных отношений, дела, складывающиеся в связи с ролью в юридических лицах и в связи с управлением ими, в большинстве собственном были предусмотрены и урегулированы нормами штатского В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ законодательства. Совсем справедливой в этом контексте видится отсылка в исследовании доктора Ломакина к концепции О.С. Иоффе, согласно которой "юридический статус субъектов административного правоотношения определяется не нравом их правомочий и обязательств, а общим положением, которое они занимают в сфере общественного права и сообразно с которым меж ними устанавливается конкретное юридическое отношение В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ" .

--------------------------------

Иоффе О.С. Правоотношение по русскому штатскому праву // Избр. труды по штатскому праву. М., 2000. С. 539 - 540. Цит. по: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. С. 101.

Что касается парадигмы организационных отношений, о которой было упомянуто выше, то, во-1-х, сущность данной В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ концепции сводится не к отрицанию гражданско-правовой природы организационных отношений, а к противопоставлению этих отношений имущественным правоотношениям. Как следует, выделение организационных правоотношений в системе штатских оказывает влияние на систематизацию последних и, быстрее, расширяет сферу деяния штатского законодательства, ежели сузивает ее.

Во-2-х, рассматривая возможность отнесения корпоративных отношений к числу В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ организационных, следует вновь согласиться с воззрением Д.В. Ломакина о том, что сама концепция организационно-правовых отношений по сей день так и не обосновала свою состоятельность в доктрине , также не отыскала доказательства и не получила закрепления на законодательном уровне. Существенно больше аргументов и подтверждений находят идеи врагов рассматриваемой теории, настаивающих В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ на том, что штатским правоотношениям - как имущественным, так и неимущественным - в целом свойствен признак "организованности", а необходимость самостоятельного выделения организационных отношений в предмете гражданско-правового регулирования вместе с имущественными и неимущественными опровергается тем, что имущественные дела обособляются по признаку объекта, а организационные - по признаку содержания .

--------------------------------

Хотя, как отмечалось В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ выше, отдельные создатели, анализирующие природу корпоративных правоотношений, все таки приходят к выводу о необходимости отнесения их конкретно к организационно-правовым. См., к примеру: Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования. М., 2006. С. 153 - 155.

Подробнее об этом см.: Иоффе О.С. Избр. труды по штатскому праву. С. 258 - 261; Алексеев С.С. Предмет русского В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ социалистического штатского права // Учен. труды Свердлов. юрид. ин-та. Свердловск, 1959. Т. 1. С. 118; Братусь С.Н. Предмет и система русского штатского права. М., 1963. С. 65. Цит. по: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее внедрения в хозяйственных обществах. С. 102 - 103.

§ 3. Дифференциация корпоративных отношений

В связи с тем что В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ новенькая редакция ГК РФ совершенно точно вчеркивает корпоративные дела в предмет гражданско-правового регулирования, вновь обретает острую актуальность спор о цивилистическом существе корпоративных правоотношений, которые, будучи включенными в систему штатских правоотношений, естественным образом не укладываются в обычное деление последних на вещные и обязательственные .

--------------------------------

Броско, что к аналогичному выводу ученые приходили В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ, анализируя еще природу акционерных отношений, учение о которых исторически предшествовало и почти во всем предназначило появление современной теории корпоративных отношений. См., к примеру: Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 398; Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М., 1927. С. 89 - 90; Мозолин В.П., Юденков А.П. Комментарий к Федеральному закону В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ "Об акционерных обществах". М., 2002. С. 13 - 14.

В стремлении не тиражировать в рамках истинной работы ставшее уже обычным перечисление воззрений бессчетных создателей, поочередно и аргументированно обосновывающих невозможность отнесения корпоративных отношений ни к чисто вещным, носящим абсолютный нрав , ни к чисто обязательственным, относительным по собственной природе , оговоримся только, что разделяем научную В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ позицию, согласно которой сложившиеся в цивилистической доктрине классификационные базы деления штатских правоотношений на обозначенные виды не отвечают содержанию норм реформируемого штатского законодательства.

--------------------------------

См., к примеру: Долинская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М., 1997. С. 12.

См., к примеру: Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. Екатеринбург, 2005. С. 133.

Нужно направить внимание на то событие, что сам нормотворец занимает не полностью четкую позицию по рассматриваемому вопросу. В законодательстве, которое большинством исследователей справедливо называется корпоративным, встречаются прямые указания на обязательственный нрав правоотношений, складывающихся в отдельных видах компаний. Так, в ст. 2 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ обществах", определяющей главные положения об акционерных обществах, само акционерное общество рассматривается как "коммерческая организация, уставный капитал которой разбит на определенное число акций, удостоверяющих обязательственные права участников общества (акционеров) по отношению к обществу". В Федеральном законе от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" схожей формулировки не содержится В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ, равно как нет в данном акте и какого-нибудь альтернативного указания на нрав прав участников общества. С учетом того, что Законом предусмотрена возможность преобразования общества с ограниченной ответственностью в акционерное общество, справедливо было бы заключить, что права участников данных корпоративных организаций обязаны иметь аналогичный нрав либо, как В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ минимум, похожую правовую природу, но законодатели воздержались от дублирования соответственных нормативных положений .

--------------------------------

В данном контексте упомянуты две главные организационно-правовые формы коммерческих компаний. Что касается Закона о производственных кооперативах, также актов, определяющих правовое положение некоммерческих компаний, то и в этих источниках не содержится указаний на обязательственно-правовой нрав правоотношений, складывающихся В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ в данных юридических лицах. См., к примеру: Федеральный закон от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ "О производственных кооперативах", Федеральный закон от 3 декабря 2011 г. N 380-ФЗ "О хозяйственных партнерствах", Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях", Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об публичных объединениях".

Меж тем из В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ анализа содержания норм действующего законодательства совсем не проистекает вывода о том, что вся система штатских прав должна быть строго поделена на вещные и обязательственные. Таковой подход обессмыслил бы саму сущность системы штатских прав, большая часть которых появляются в правоотношениях, построенных на базе диспозитивных начал и, как следствие, обретают очень В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ вариативные (а время от времени и смешанные) формы.

Освеженная редакция п. 1 ст. 2 ГК РФ довольно верно закрепляет круг отношений, входящих в предмет гражданско-правового регулирования: "Штатское законодательство определяет правовое положение участников штатского оборота, основания появления и порядок воплощения права принадлежности и других вещных прав, прав на результаты умственной деятельности В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ и приравненные к ним средства индивидуализации (умственных прав), регулирует дела, связанные с ролью в корпоративных организациях либо с управлением ими (корпоративные дела), договорные и другие обязательства, также другие имущественные и личные неимущественные дела, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников". Из приведенной цитаты разумеется, что с позиций В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ законодателя все гражданско-правовые дела могут быть окутаны систематизацией, в рамках которой выделяются две группы правоотношений - имущественные и неимущественные. Меж тем Кодекс верно делит не только лишь обязательственные и вещные правоотношения, но вместе с ними выделяет в отдельные категории дела, связанные с определением правового положения участников штатского В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ оборота, дела, связанные с появлением и воплощением умственных прав, и, в конце концов, корпоративные дела, которые не смешиваются с другими видами имущественных и неимущественных отношений .

--------------------------------

Реальная редакция ст. 2 ГК РФ представляется не совершенно успешной, так как посреди остального содержание статьи не полностью соответствует ее наименованию. Так, на наш взор, "правовое положение В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ субъектов штатского оборота", определяемое штатским законодательством, очень условно можно выделить в самостоятельную группу "отношений", регулируемых законодательством.

Нам представляется, что следует направить повышенное внимание на нормативные формулировки, избранные законотворцем для определения природы прав учредителей (участников) юридического лица. Так, согласно абз. 1 п. 2 ст. 48 ГК РФ "в связи с ролью В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица или вещные права на его имущество". Конкретно обозначенная формулировка является, по нашему воззрению, одним из главных либо, во всяком случае, первоочередных оснований для искаженного осознания и превратной интерпретации правовой природы и существа В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ корпоративных правоотношений в контексте распространения на такие дела деяния норм штатского законодательства и сначала норм о юридических лицах.

Из приведенной цитаты следует, что юридическим основанием для приобретения учредителями (участниками) юридического лица обязательственных прав в отношении такового лица либо вещных прав на его имущество является роль в образовании имущества юридического лица. Сначала необходимо В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ подчеркнуть неудачность допущенного законодателем "уравнивания" правового положения учредителя и участника юридического лица, пусть даже это условное объединение данных категорий субъектов делается ad hoc в рамках рассматриваемого пт. О неких дилеммах, связанных с неоднозначностью позиции нормотворца по вопросу о соотношении таких понятий, как "членство" и "роль" в юридическом В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ лице, будет тщательно сказано дальше, но издержки необоснованно "легкого" подхода к чередованию и сочетанию обозначенных определений несопоставимы с последствиями утраты учредителями юридического лица особенного правового статуса, отличающего данных субъектов от всех других участников компании . Броско, что в следующих абзацах п. 2 ст. 48 ГК РФ права участников и учредителей уже не смешиваются В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ и характеризуются по отдельности, а в п. 3 вновь обозначаются совокупно.

--------------------------------

Подробнее об этом см.: Серебренников М.М. Гражданско-правовое положение учредителей и участников обществ с ограниченной ответственностью и обществ с дополнительной ответственностью: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2009. С. 4 - 20; Циплина И.Е. К вопросу о понятии учредителя В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ и участника акционерного общества // Социально-правовые вопросы становления правового страны: Сб. науч. ст. Оренбург, 1999. С. 266 - 272; Степанов Д.И. Сделка учредителей и присоединение к ней следующих участников // Вестник ВАС РФ. 2010. N 3. С. 6 - 65. О перспективах эволюции гражданско-правового статуса рассматриваемых субъектов в свете реформирования штатского законодательства см. также: Орлянкина Е.К. Права участника и В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ учредителя юридического лица в проекте Федерального закона о внесении конфигураций в Штатский кодекс Русской Федерации // Тенденции развития личного права: Сб. науч. тр., посвященный 80-летию Саратовской гос академии права. Саратов, 2011. С. 107 - 116.

Кроме нареченного редакционного недостатка, рассматриваемая норма обладает и другими недочетами, более весомый из которых заключается в В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ том, что в статье указываются только виды прав, проистекающих из роли в образовании имущества юридического лица и связывающих соответственных правообладателей с самим юридическим лицом. Меж тем, как было отмечено выше, понятие корпоративных отношений обхватывает дела, выходящие далековато за рамки отношений меж компанией и ее участниками, возникшие из факта роли последних в формировании В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ имущества компании, так как вместе с такими отношениями включает и все другие категории правоотношений, складывающихся в связи с ролью в корпоративных организациях и управлением ими.

В контексте изложенного направляет на себя внимание то, какое логическое развитие рассмотренное нормативное положение получает в рамках анализируемой статьи. Так, в согласовании с В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ абз. 2 и 3 п. 2 ст. 48 "к юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные приятельства и общества, производственные и потребительские кооперативы. К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право принадлежности либо другое вещное право, относятся муниципальные и городские унитарные предприятия, также учреждения В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ". Согласно п. 3 данной статьи "к юридическим лицам, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав, относятся публичные и религиозные организации (объединения), благотворительные и другие фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы)".

Так как обозначенные организационно-правовые формы юридических лиц в освеженном штатском законодательстве соединяются воединыжды в две В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ большие группы - корпоративные и унитарные организации, содержание рассматриваемой статьи распространяется и на дела, складывающиеся меж такими организациями и их участниками. Из текста действующей редакции статьи прямо проистекает, что участники коммерческих компаний связаны с такими организациями обязательственными отношениями, а учредители унитарных организаций имеют вещные права на имущество таких юридических лиц В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ. В свою очередь, особенности правового положения участников некоммерческих компаний определены очень своеобразно - в форме отрицания наличия у таких лиц имущественных прав в отношении соответственных организаций.


v-smerti-primernogo-shkolnika-obvinyaetsya-finansist-7-glava.html
v-smolenske-startoval-blagotvoritelnij-marafon-pashalnie-dni-miloserdiya-konstantin-rajkin-vigonyat-studentov-nuzhno-obyazatelno-38.html
v-snizhaetsya-pri-gipoksii.html